Сегодня: среда, 7 декабря 2016 г., 00:48
 
Реклама







загрузка...

Почему чебоксарским вузам нечего бояться

22 ноября 2012, 11:20 | Андрей Иванов | Комментарии (0)

Итак, очередная попытка назвать вещи своими именами провалилась. Минобрнауки скорректировало список неэффективных вузов в сторону уменьшения, а министр образования Дмитрий Ливанов вынужден оправдываться за свои слова о «специалистах невысокого уровня». О том, почему большинство попыток реформирования высшего образования заканчиваются так бесславно — далее

В стране очень, очень мало студентов и очень, очень много вузов. Эту простую истину хорошо понимает любой человек, которому предлагают встать во главе какой-нибудь образовательной системы и навести там порядок. И направление действий для этого человека тоже более чем понятно — сделать так, чтобы ценилось образование, а не диплом. Сделать это без сокращения количества вузов и преподавательских кадров просто математически невозможно.


Но именно в образовании сделать это невероятно сложно — потому что те, кто сокращает, слишком многим обязаны тем, кого сокращают.


Система высшего образования построена на безграничном уважении винтиков этой системы друг к другу — ибо иначе она просто не выживет, поскольку так построена. Если в бизнесе успех —  это признание потребителей, выраженное через деньги, то успех в системе высшего образования достигается только признанием коллег и никак иначе. 

Успешный ученый в этой системе имеет много статей в научных журналах, на которые ссылаются в своих публикациях его коллеги. Но о том, как увеличить количество своих публикаций, хорошо знают те, кто слышал слово «корчеватель», а незнающие могут легко восполнить этот пробел, введя данное слово в поисковой системе. В свою очередь, ссылки на публикации — это не деньги, которые ты отдаешь безвозвратно за нужный тебе продукт. Двое ученых, сославшихся друг на друга в своих параллельно вышедших трудах, увеличивают индекс собственной цитируемости на одну единицу каждый — и при этом без каких либо материальных затрат.

Успешный ученый блестяще ведет лекции и хочет сделать из своих студентов отличных специалистов, востребованных в бизнесе. Но стоп. А вот здесь как раз показатели эффективности обучения-то и не рассчитываются. Потому что реальный сектор — это другая система, и ее индикаторы посчитать гораздо сложнее, чем в замкнутой академической системе. Неслучайно, что среди критериев эффективности вузов, разработанных Минобрнауки, этого, вообще-то главного, критерия нет — потому что непонятно, как его считать. Ваш руководитель знает, какой вуз вы закончили? А если и знает — обязан ли он отвечать на запрос «просим предоставить данные о вузах, которые закончили ваши сотрудники»?

И будьте уверены — такой запрос не последует, потому что его теоретически должны инициировать люди, которые себе не враги. Потому что гораздо проще считать количество публикаций, цитируемость их авторов и количество подготовленных ими соискателей ученых степеней. И даже если главной целью преподавателя является подготовка качественных специалистов — он вынужден будет писать статьи в журналы, ссылаться на труды коллег и помогать им получать ученые степени с помощью отзывов на их авторефераты. Потому что только так на сегодняшний момент определяется качество его работы.

И вот теперь мы подходим к главному. Если преподаватель или ученый считает труд своего коллеги бредом сивой кобылы и не готов не то что дать на него положительный отзыв — а наоборот, попробует написать на него разгромную рецензию — какова вероятность того, что в следующий раз уже сам «правдоруб» получит положительный отзыв на свою работу? Если ученого прислали проверять вуз (а именно из преподавателей вузов другого, часто соседнего, региона формируются «проверочные бригады») на предмет его эффективности и он напишет отрицательный отзыв — как он потом будет просить у этого вуза положительный отзыв на диссертацию своего аспиранта? А не будет отзывов и публикаций — репутация ученого пострадает.

Поэтому любые попытки в этой сфере назвать вещи своими именами обречены на яростное сопротивление заслуженных и остепененных. Потому что так никто не делает. Это неуважительно. Андрей Фурсенко, благодаря ЕГЭ сделавший возможным поступление в престижные московские вузы для ребят из провинции, имеет скверную репутацию. И не в последнюю очередь потому, что очерняли ее люди, имеющие высокие интеллектуальные способности, у которых при этом отобрали возможность осуществлять прием в собственные университеты по собственным критериям. 

Человек из реального сектора, зарабатывающий менее 20 тысяч рублей, может осознавать себя специалистом невысокого уровня — но слова нынешнего министра Дмитрия Ливанова, попробовавшего распространить принцип «если ты такой умный, покажи деньги» на подведомственную ему сферу, вызвали такую истерику, что он немедленно пошел на попятный.

Потому что здесь так нельзя. В реальном секторе эффективность определяется зарплатой. В армии и на госслужбе есть единоначалие – если руководитель сказал «неэффективен», значит «неэффективен».


В сфере высшего образования эффективность определяется признанием коллег  — поэтому надо улыбаться и всячески хвалить друг друга.


Любой, кто попытается вести себя по-другому и захочет что-то реально реформировать — обречен потерять уважение в академическом сообществе, а значит, по современным критериям — перестанет быть уважаемым ученым. 

Поэтому все с нашими вузами будет хорошо. Никто никого не закроет. А министр Ливанов со временем успокоится. Уже начал.

Система Orphus Добавить новость

18+


Реклама


Комментарии


загрузка...









загрузка...




загрузка...