Сегодня: четверг, 8 декабря 2016 г., 23:04
 
Реклама







загрузка...

Министр здравоохранения Чувашии ответила на самые проблемные вопросы

Министр здравоохранения и социальной политики Чувашии Алла Самойлова встретилась с представителями СМИ республики, чтобы подвести итоги года и ответить на волнующие многих вопросы. Мы расскажем о некоторых, наиболее интересных, на наш взгляд, моментах

 О младенческой смертности

– Мы говорим о повышении рождаемости, но вы же сами знаете, что у нас испортился показатель по младенческой смертности...

– Не соглашусь. В прошлом году этот показатель был 3,5%. В этом году 4,9%. Объясню, почему он у нас увеличился. В процентном соотношении в 2012 году показатель младенческой смертности вырос в среднем на 30%. Почему? Это год, когда с 1 января мы стали регистрировать как живых детей, рожденных массой 500 грамм и выше. А в прошлом году они не входили в статистику. Если мы будем это учитывать, то у нас роста младенческой смертности не будет вообще.

Однако сегодня мы с печалью констатируем рост смертности новорожденных от внешних причин. Если в прошлом году в абсолютных цифрах мы потеряли 6 детей до 1 года, то в этом году — 20. Это доношенные, совершенно здоровые дети, которые оказались пленниками в кроватях своих родителей. Но медицина к этому показателю не имеет никакого отношения.
Если мы уберем эту страшную цифру, то показатель младенческой смертности будет даже лучше, чем в прошлом году.

  

О проблеме с медицинскими кадрами

– В обычных участковых поликлиниках даже к эндокринологу, а его сфера — это больной вопрос для Чувашии, нужно записываться практически за месяц. А если какой-то узкий специалист, допустим гастроэнтеролог ушел в отпуск, пока он не выйдет на работу, весь район его ждет. Участковые врачи уезжают в Москву на более высокую зарплату, и долгое время люди бегают по соседним кабинетам. Как собираетесь решать проблему с кадрами?

– Я думаю, что один из главных критериев — это заработная плата. И задача, которая поставлена по повышению заработной платы у медперсонала, позволит частично решить проблему с кадрами.

Дальше мы говорим о жилье, что тоже немаловажно: это субсидирование процентных ставок для молодых специалистов. Вопрос на сегодняшний день практически решен, то есть это соцнайм. Увы, в последние годы мы знаем, что жилья по госжилфонду было построно не так много. Сказался кризис, но уже в 2012 году ситуация изменена к лучшему. Сейчас сдается последний дом по ул. Богдана Хмельницкого.

В этом году у нас 4 врача получили жилье по программе соцнайма. На сегодняшний день обрабатываются еще 6 заявлений. Если это будет реализовано в ближайшее время, то, я думаю, мы сделаем шаг вперед. Кроме того, в районах республики предоставляется ведомственное жилье. Поэтому, я думаю, ситуацию с кадрами можно будет улучшить. Но не стоит забывать об ответственности молодых специалистов. К сожалению, бывает так: сколько не дай, все мало. Человек берет и уходит. Многие идут в коммерческие клиники. Но я считаю, что человек должен вернуть государству долг, если он получил бесплатное образование.

 

О реорганизации медицинских учреждений

Очень активно обсуждался вопрос реорганизации лечебных учреждений. Больницы объединяются. Люди спрашивают, куда теперь ходить: «Мы привыкли обращаться в одну больницу, а теперь нужно в другую?»

– Куда ходили, туда и будут. Хочу сказать, что вопрос реорганизации больниц, никоим образом не касается самих пациентов, — это чисто организационные моменты для того, чтобы укрупнить управленческий персонал за счет оптимизации и консолидации финансовой составляющей. 

Цель — организовывать более грамотные финансовые потоки. К тому же, при наличии укрупненных больниц намного проще решаются вопросы узких специалистов. То есть, объединив две больницы, мы получаем возможность задействовать врачей узкого профиля и в одной, и в другой — это все юридические нюансы. Такие меры принимаются только для повышения качества оказания медицинской помощи. Никакого ущерба для пациентов при этом нет.

 

О сокращении родильных отделений

– О достоинствах программы модернизации сказано многое. Но есть и обратная сторона медали: сокращаются родильные отделения и кабинеты узких специалистов в районах. Это создает определенные неудобства. Например, роженицам ехать дальше. Для чего это делается?

– Где бы вы хотели рожать сами?

– В хорошей больнице.

– Вот, вы и ответили на свой вопрос. Если мы говорим о качестве оказания медицинской помощи, то все-таки имеем в виду межрайонные центры. Здесь концентрируются оборудование, квалифицированные кадры, технологии и соответствующее количество родов. Первыми были закрыты роддома в Порецком и Янтиково, количество родов там было 80 и 60 в год. А ведь иначе учреждениям с такими показателями нужно было бы держать круглосуточный персонал, новое оборудование и т.д. Помимо всего, специалист должен уметь работать на этом оборудовании. А если у него нет практики, он просто сделает что-то не так. То есть это не рационально. 

Поэтому мы решили сконцентрировать роддома сначала в межрайонных центрах, потом часть межрайонных центров была прикреплена к родильным домам Чебоксар, Новочебоксарска. И тогда мы с вами потихоньку стали видеть падение младенческой смертности. Стало понятно, что без концентрации и внедрения современных технологий невозможно ничего делать. Мы ведь не закрываем роддома огульно.

Да, роженицам ехать дальше. Но этот вопрос можно решить другим путем: обеспечить их современным транспортом, чтобы женщины могли своевременно доехать до межрайонного центра. Легче на сегодняшний день купить хорошую машину, стоимостью 2 миллиона рублей, чем дыхательный аппарат за такую же сумму. Но одним дыхательным аппаратом не обойдешься, а автомобилем можно обойтись.

20 декабря как раз ожидается приезд 20 УАЗов и 7 или 8 «Газелей» в рамках программы модернизации. Поэтому, проблем с машинами станет меньше. «Газели» останутся в городе и в основном пойдут на оснащение детских учреждений для неотложной помощи. УАЗы уйдут в районы. Мы думаем, что пока это самое разумное решение.

 

О коррупции в медицине

– Сегодня очень много говорится о коррупции в высших эшелонах власти. И меньше о так называемых бытовых взятках. То, что врачу за лечение, например, дают подарки, воспринимается уже как должное. Вы собираетесь с этим как-то бороться или это уже в порядке вещей?

– Я считаю, что бороться с этим нужно вместе. Но вопрос человеческой благодарности — это одно, другое дело — вопрос коррупции. Никто никогда не должен и не имеет право просить вознаграждения. Конечно, врачу иногда очень хочется увидеть человеческую благодарность. Но она не должна измеряться подарками, деньгами. Достаточно искреннего «спасибо». Если же врач намекает на то, что нужно что-то большее, — это нонсенс. С этим нужно бороться.

– Но не секрет же, Алла Владимировна, что тарифы есть.

– Наверное вы мне не поверите. Я 10 лет отработала в Перинатальном центре. Мне говорили, что есть какие-то тарифы. Я их не знаю. Вы меня, простите, может быть, до меня это не доводилось. Я считаю, что просить что-то — это хамство. Если у вас требуют деньги, скажите главному врачу. А что происходит: люди боятся, что им или их родственникам что-то сделают не так. Но вы заявите официально. Дайте те деньги, которые просит, и пусть человека возьмут с поличным. Не бойтесь, не может жизнь пациента зависеть от одного врача. Найдется другой специалист. Если такого не будет в Чебоксарах, отвезем в Казань. Если мы вместе не начнем бороться, мы не сможем это искоренить.


О сельских врачах

– Вопрос по программе «Земский доктор». Понятно, что по ней люди получают материальную помощь. Но обеспечиваются ли они крышей над головой, если оказались в сельской глубинке, да еще и с семьями. Взаимодействует ли Минздрав Чувашии с администрациями поселений в этом вопросе?

– Вот представьте, 132 молодых врача получили по миллиону рублей. Квартиру из них купили 8 человек. 2 квартиры куплено в районах Чувашии, все остальное — в Чебоксарах. Кто-то приобрел машины, а кто-то сказал, не ваше дело, как мы потратим деньги. А ведь на миллион рублей в районе можно купить шикарную квартиру. Более того, для сельских докторов есть субсидирование процентной ставки. И по программе развития села есть дотации в размере 70% на жилье. Но участники программы «Земский доктор» говорят, что хотят купить квартиру не в селе, а в Чебоксарах. То есть причина не в том, что мы не даем жилье, а потребительском отношении людей.

Поэтому некоторые молодые врачи, участники программы, снимают жилье, а у других нет такой необходимости, потому что они работают в родном селе.

Система Orphus Добавить новость

18+


Реклама


Комментарии


загрузка...









загрузка...




загрузка...