Сегодня: четверг, 8 декабря 2016 г., 17:11
 
Реклама







загрузка...

Племянница Андриана Николаева: о себе и своем знаменитом дяде

Фото: из личного архива Анны Самсоновой

Накануне Дня космонавтики «Мой город» отправился в село Шоршелы Мариинско-Посадского района, чтобы узнать о нашем земляке, третьем космонавте мира, то, что не пишут в книгах и не демонстрируют в музеях. В этом нам помогла его племянница Анна, и с удовольствием рассказала о своем знаменитом дяде

 49-летняя Анна Николаева, по мужу Самсонова, дочь младшего брата Адриана Николаева, Петра. Всего в семье Николаевых было три мальчика, старший — Иван, средний — Адриан, и младший Петр, а таже одна девочка Зинаида. Дочери у братьев родились в один и тот же год, летом: Валентина, Алена, дочь Адриана, и Анна. 

Большинство родственников космонавта разъехалось из родного села, кого-то уже не стало. В Шоршелах остались жить лишь племянница Анна и ее брат Николай. Анну мы нашли в магазинчике с символичным названием «Восток-3», который находится рядом с домом покойных родителей Адриана. Магазин — это свой бизнес, за прилавком стояла старшая дочь Галина.

Помимо коммерции Анну увлекает работа с землей. Она закончила сельскохозяйственную академию, агрономический факультет. Но в студенческие годы звёздная, в прямом смысле этого слова, профессия дяди не давала Анне покоя: 

«Хотела поступить в чебоксарский аэроклуб. Но меня не взяли, сказали роста не хватает, ноги до педалей не достанут. Пошла в парашютный, там спросили мой вес. А весила я 48 кг. Меня вновь не приняли, протому что «ветром сдует».

Племянница космонавта рассказала, что была скромной, имя дяди никак не использовала. Сокурсницы удивлялись: «Такой дядя! Да мы бы на твоем месте...!»

Бонусы конечно были: от Алёны, дочери космонавта, Анне мешками доставалась красивая одежда: «У меня была самая лучшая в классе школьная форма, платья. Жаль размер ноги у нас был разный — туфли не подходили! Кто-то завидовал: у меня в школе была чудесная куртка небесного цвета, ее специально испортили — порезали».

Дочь космонавта Алена не пошла по стопам папы, она закончила медицинский факультет, да и «слабенькая она была», вспоминает Анна: «Когда нам было лет 12 — 13, я как-то предложила «Давай в высоту попрыгаем?». Веревку натянули, я прыгала, а она — не могла».

С дочерью космонавта у Анны хорошие отношения. Правда, у Алены время расписано по минутам, и когда она приезжала в Шоршелы, к Анне даже не заглянула.

Племянница космонавта одна из немногих шоршельцев, кто хорошо относится к дочери Андриана Григорьевича. Местные жители дочь космонавта не очень-то жалуют. Дело в том, что после смерти отца Алёна очень решительно была настроена перевезти могилу в Москву, вопреки пожеланию Адриана похоронить его на родине. Дело дошло до суда, но выиграть дочери Николаева не удалось, захоронение осталось в Шоршелах. 

«С тех пор, — рассказывает Анна, — жители села ее и недолюбливают. Когда шла судебная тяжба, они готовы были дежурить возле могилы, чтобы Алёна втихаря не организовала ее перевоз». 

Анна рассказала нам также, что жена Николаева, Валентина Терешкова, холодно относилась к чувашскому народу. После того, как звездная пара развелась, запретила 18-летней дочери встречаться с отцом. 

«Адриан скучал по Алене, — рассказывает Анна. — Ему нравилось на меня смотреть, говорил, что я похожа на его дочь».
О своем дяде племянница рассказывает как об очень добром, отзывчивом человеке, который всегда держал свое слово и был очень педантичным: «Ему всегда было важно, чтобы каждая вещь лежала на месте». Наверное, такими и должны быть великие космонавты.

В гостях у Адриана и Терешковой в Звездном городке Анна была всего лишь один раз — в 1974 году. Сам космонавт в родное село наведывался чаще. Когда приезжал, очень любил охотиться и рыбачить. Его племянница, которая тоже испытывала страсть к охоте, вспоминает: 

«Когда мне было двадцать лет, как-то в один из приездов, дядя позвал моего младшего брата на охоту, но тот заболел ангиной. Я подошла к нему и попросила: «Возьми меня с собой. Он поинтересовался: «А стрелять умеешь?» Я ответила: «Да!» У меня действительно был опыт, потому что в студенчестве я занималась многоборьем. Так вот, отправились мы на охоту, человек 20 мужчин и я. Лось вышел на меня, я выстрелила, когда дым рассеялся, смотрим — его нет. Мы с дядей пошли по следам, увидели кровь. «Ну, наверное, ты ему в ногу попала», — подумал дядя. Но, когда мы прошли несколько метров, лося нашли мертвым. Я попала ему прямо в сердце, пробила легкое. Тогда мне выдали охотничий билет».

В следующий раз племянница космонавта мастерски подбила зайца:

«Ходила как-то на охоту, кроме меня было четверо мужчин. Каждый подстрелил по зайцу, удалось и мне. Но у всех тушки были испачканы кровью, а мой чистый. Ко всеобщему удивлению, я попала зверьку в глаз».

У Анны есть два внука — 4-летний Иван и 2,5-летний Илья. Они пока не проявляют тягу к небу. Больше всего их интересует все, что связано с охотой. Старший брат Анны Николай, пытается разбудить интерес у мальчиков к летному делу, показывает самолеты. Но если внуки не станут космонавтами, наша героиня переживать не будет.

Племянница Николаева знает, что эта профессия очень сложная и опасная для здоровья. По ее словам, два полета Адриана подорвали его здоровье:

«После второго полета органы Адриана уменьшились в три раза. Потом был долгий период восстановления. Как известно, космонавт умер от 4-го инфаркта в 73-летнем возрасте. После вскрытия, медики удивились, как он вообще дожил до такого возраста с таким сердцем, где рубец на рубце».

Детство тоже было нелегким. Его семья из семи человек едва умещалась в малюсеньком бревенчатом домишке. Восстановленная изба сейчас расположена на территории шоршельского музея космонавтики. Здесь же покоится и сам космонавт. 

Когда мы увидели дом, в котором родился Адриан Николаев и провел свое детство, очень удивились. Сооружение по размерам больше напоминало деревенскую баню. Как нам рассказали служители музея, по словам космонавта, несмотря на тесноту, жили в этом доме дружно, спать на полу детям было весело. 

Кстати, когда Николаев приезжал в Шоршелы, гостей, в том числе разных послов, предпочитал принимать именно в этом домишке. Угощал чаем, или национальным напитком — пивом. В холодное время топилась печь.

Хоть космонавтика сейчас не так популярна, как в советское время, но музей по-прежнему пользуется успехом. Он официально считается одним из семи чувашских чудес. Сюда приезжают гости из других стран — в шоршельском музее побывало более 60 космонавтов. В ближайшие годы здание музея ждет реконструкция, его внешний вид станет эффектнее и появится собственная обсерватория.  

 

Система Orphus Добавить новость

18+

ФОТОРЕПОРТАЖ



загрузка...

Реклама


Комментарии


загрузка...









загрузка...




загрузка...