Сегодня: четверг, 8 декабря 2016 г., 07:08
 
Реклама







загрузка...

Кому доступна «Доступная среда»?

Недавно жители по ул. Ивана Франко города Чебоксары могли заметить с торца нового магазина «Магнит» странную металлическую конструкцию. Люди, проходящие мимо, останавливаются, всматриваются в железного монстра, но так и не определив, для чего именно «ЭТО» предназначено, уходят прочь

Глядя на «коробку» с дверью и окном, приделанную сбоку к зданию, действительно тяжело догадаться, что это подъемник, предназначенный для инвалидов. И появился он там неслучайно.

В России действует закон, принятый еще в 1999 году, который обязывает проектировать и строить здания доступными и комфортными для инвалидов. Другими словами, если объект построен после 1999 года, его проект по определению должен предусматривать пандусы и удобные лифты, которыми смогут пользоваться маломобильные слои населения. Если дом старый и необходимых приспособлений не имеется – по закону надо установить. Для этого есть даже специальные нормы. К примеру, наружные лестницы и пандусы должны быть защищены от осадков или оборудованы системой подогрева на случай обледенения либо занесения снегом. Ширина дверных проемов и металлоискателей-рамок не должна быть меньше 900 мм (у большинства производимых рамок она составляет около 700 мм), а глубина лифта – не меньше 2,1 м. Наклон пандуса не должен превышать 8 градусов, то есть марш пандуса двенадцатиметровой длины не должен быть выше одного метра.  Для инвалидов следует приспособить каждый четвертый туалет, а все здание необходимо оснастить системами светового, звукового и тактильного оповещения. Кто-нибудь видел подобное в Чебоксарах?  

Юрий Владимирович Николаев, владелец помещений магазина и кафе, считает, что при установке подъемника с ул. Ивана Франко были допущены грубые нарушения правил безопасности и норм самостоятельной доступности всех групп маломобильных граждан.

   

 

- Я имею непосредственное отношению к этому подъемнику. Хочу сразу отметить, что я за установку подъемного оборудования, но такого, которое будет соответствовать всем требованиям. Меня не устраивает именно эта подъемная платформа, ведь она не соответствует ни техническим нормам безопасности, ни правилам доступности маломобильным гражданам.  

 

Все началось еще в 1999 году, когда я заключил договор на долевое строительство этого здания с МУП «ГУКС». По согласованию с Минстроем Чувашии и другими контролирующими органами в 2002 году объект должны были сдать. Мне обещали в этом здании помещение под кафе и магазин, да, видимо, забыли про свои слова.

Хожу по судам уже 10 лет, только в мае этого года мне все-таки передали помещение. Но, как выяснилось, МУП «ГУКС» отдал объект строительной фирме «Старко», а они ради наживы начали строить здание, по своей планировке, не согласовав это ни с Минстроем, ни с Ростехнадзором и др., получив и продав при этом примерно 600 кв.м. дополнительной площади. Не считая нюансов по отоплению и по электроснабжению, из-за того, что здание оказалось на 1,2 м. выше положенного, количество лестниц, естественно, тоже увеличилось. Здесь их должно было быть 5 – 6, а оказалось 23. Отсюда возникла необходимость установки лифта-подъемника для маломобильных граждан, чтобы они имели доступ в магазин. Было соответствующее решение суда,вспоминает Юрий Владимирович.  

Это не единственный «установленный согласно закону» лифт в городе, который жители Чебоксар вряд ли рискнут использовать по назначению. В новом здании универмага «Шупашкар», тоже установили грузовой лифт, предназначенный для инвалидов. Казалось бы, все сделано как надо, но, видимо, исполнители забыли про освещение внутри кабинки и про звукоизоляцию. Именно на эти «недочеты», как их назовут позже, обратила внимание председатель Чувашской республиканской организации общероссийской общественной организации «Всероссийское общество инвалидов» Маргарита Павловна Кузьминых.

- Я попробовала «прокатиться» в этом лифте. После одной поездки в полутьме и с ужаснейшим грохотом  стало ясно, что в этом подъемнике никто ездить не будет, хотя бы по той причине, что побоится в него сесть. Мы написали жалобу в Прокуратуру ЧР, был суд. Но четкого распоряжения о переустановке или доведения до ума этого механизма мы не получили. Нам сказали, если производитель грузоподъемного лифта сделал его таким, значит, таким он и должен быть.

Правда, «Шупашкар» обещал поставить рядом с лифтом человека, который будет сопровождать инвалида во время поездки. Я понимаю, что винить в таком отношении к инвалидам какой-то конкретный орган будет не правильно, ведь «болеет» все общество. Наверное, должно пройти как минимум лет пятьдесят, пока мы пересмотрим отношение к маломобильным слоям общества. А пока приходится по крупице отвоёвывать то, что по закону должно быть у инвалида, - делится Маргарита Павловна.

Что касается подъемника с ул. Ивана Франко, то относительно него до сих пор идут разбирательства. Одна сторона отказывается его принимать, а другая упорно достраивает.  

- Эту подъемную платформу, а это именно подъемная платформа, а не лифт для перемещения маломобильных граждан, поставили в нарушение всех норм и правил, говорит Юрий Владимирович. К примеру, пандус, по которому человек должен въехать на платформу, плохо закреплен. Он болтается.

Но это полбеды. Человек не сможет самостоятельно попасть в этот подъёмник, так как он закрыт на ключ, а ключ находится низвестно где. У подъемника нет внутренней кабины, нет автоматических дверей, кнопки жесткие, нажимать на них надо с большим усилием. Но главное, нет аварийной кнопки. Плохое освещение внутри кабины. В нем очень просто застрять, так как кнопка «стоп» находится снаружи, любой прохожий может остановить лифт в тот момент, когда внутри кто-то находится.

- Я это испытал на себе, когда решил проверить работу лифта. Кто-то ради интереса нажал на «стоп», в результате я минут 20 просидел в кабинке в 35 градусную жару. Лифт не предусматривает вентиляцию, воздух внутри кабины нагрелся очень быстро. Отжать кнопку я физически не мог. Неизвестно, чем бы это все закончилось, но я докричался до прохожих, которые отжали кнопку и освободили меня. Кстати, подогрева в подъемнике тоже нет, поэтому зимой, если человек застрянет там, он замерзнет. Внутри кабины очень большие щели.

Представьте, что будет, если мать (женщины с маленькими детьми тоже относятся к маломобильным группам населения) не уследит за ребенком и он просунет туда руку – малыш лишится ее. Нормальный лифт с автоматическими дверями и сенсорными кнопками стоит дороже на несколько сот тысяч рублей, но почему они экономят на безопасности граждан, мне все-таки не понятно, – возмущается он.

На строителей грешит и Маргарита Павловна. Ведь если в проекте здания предусмотрен, к примеру, пандус, он должен быть в положенном месте и после окончания строительства дома. Но когда инстанции подписывают акт приемки здания, про пандус почему-то забывают. Видимо по той простой причине, что до этого про него забыли строители. Потом приходится разбираться, обращаться в суды. Что странно, хоть того и требует закон, некоторые «социально значимые объекты» вовсе решают не обременять себя лишними затратами, поэтому просто отказываются от пандуса. Как-то мне пожаловалась женщина, которая относится к той группе граждан, для которых собственно и был принят закон.

- По ул. М. Горького, 33 есть магазин, в котором продают мои любимые конфеты. Мне так хочется зайти туда, купить себе то, что нужно, но это для меня непосильная задача. Там страшно неудобные лестницы. При всем своем желании мне на них не вскарабкаться. Вот и приходится каждый раз обходить его стороной,тяжело вздыхает Зинаида Кирилловна, инвалид III группы.  

Если случай с магазином можно списать на то, что не доглядели и не уследили, то как быть со школами и другими образовательными учреждениями? Ведь закон гласит, что каждая школа, университет и другие учебные заведения, вне зависимости от того, обучаются там инвалиды или нет, должны быть оборудованы пандусами и лифтом. На деле получается, что большинство руководителей отмахиваются от этого требования, говоря «ну зачем нам это нужно, ведь у нас нет инвалидов». Вопросом, как они выйдут из ситуации, если в школу придет ребенок с ограниченными возможностями, видимо, снова никто не задается.

– Да, большинство из маломобильных людей обучаются дистанционно, – говорит Маргарита Павловна. – Но ведь не все хотят учиться дома. Ко мне не раз обращались с жалобами, что не могут пойти учиться только потому, что не имеют возможности попасть в само здание. А ведь желающих вырваться из четырех стен, познакомиться с новыми людьми, завести друзей среди этой группы населения не меньше, чем среди здоровых людей. Возможно, они нуждаются в общении даже больше, чем мы.

И такое отношение к закону повсеместно. Как будто все делается только для галочки и не по собственному желанию, а по указке сверху, да и то, в лучшем случае, лишь в рамках капитального ремонта зданий. Вот и подъёмник на ул. Ивана Франко поставили по решению суда. Но, кажется, что при его установке забыли, для кого он предназначен.  

По той причине, что вход в лифт оказался сантиметров на 10 ниже уровня пола, пришлось «вырезать» в полу спуск. Но, «позаботившись» об инвалидах, строители забыли про других людей, которые могут просто оступиться, что в принципе уже и произошло. Недавно пожилая женщина подвернула там ногу. Сейчас строителей заставляют передать все обратно, убрать этот спуск.

Я считаю, что этот подъемник опасен для здоровья и как предприниматель, не хочу нести убытки, ведь в случае чего, иск за несчастный случай подадут на меня. Возле подъемника должен находиться специально обученный человек, который будет сопровождать инвалида во время поездки. Мне как предпринимателю это не выгодно. Ведь я должен буду сначала заплатить за его учебу, а потом ежемесячно платить зарплату. Но даже в том случае, если я найму человека, никто не согласится сесть в этот подъемник. Один только его ненадежный вид отпугивает всех! – ругается Юрий Владимирович.  

 

Послушав вместо благодарственных слов гневные речи нескольких людей, которых закон, призванный служить во благо, коснулся лично, невольно вспоминаешь высказывание о том, что уровень цивилизованности общества оценивается отношением к слабым и беспомощным — старикам, детям и инвалидам. С одной стороны появление в стране закона, а затем и программы «Доступная среда» можно расценивать как весомый аргумент в пользу развития всего российского общества. Казалось бы, все продумано, красиво изложено на бумаге, что-то даже создается, но с другой стороны на деле все выходит совсем не так, как хотелось бы. 
Кстати, Чувашию, к примеру, программа «Доступная среда» не коснулась. В Минздравсоцразвития нам объяснили, что программа пока действует на пилотной основе и тестируется только в трех регионах страны. Возможно, сказали в ведомстве, когда -нибудь, когда на финансирование программы выделят больше денег, «Доступная среда» дойдет и до Чувашии. А пока, хороший закон, действующий с 1999 года, существует, как будто, только на бумаге. 

Вот и получается, что по идее, благодаря инженерным и научным достижениям, у маломобильного человека есть возможность наравне с другими получать доступ ко всем сферам общественной жизни, а на деле ситуация в нашей стране пока остается далекой от идеала.  

Система Orphus Добавить новость

18+


Реклама


Комментарии


загрузка...









загрузка...




загрузка...