Сегодня: воскресенье, 11 декабря 2016 г., 09:02
 
Реклама







загрузка...

Лица Победы. Липатова Клавдия Петровна

Рассказ молодой девушки, которая в 18 лет оказалась на войне, работала там телефонисткой и два с половиной года жила в землянке, ежедневно подвергаясь бомбежкам и обстрелам

Несмотря на то, что официальные мероприятия в честь Дня Победы закончились, мы продолжаем интервью с людьми, пережившими Великую Отечественную войну.

Я родилась в августе 1923 года. До войны жила в большом селе Кирельском в Татарии. Примерно в 35 году село стало уходить под воду, и нас переселили в Камское.

До войны мы жили тяжело, потому что нас у мамы было две сестры, а отца не было. Я закончила 7 классов. А в 40-м году начала работать. Работала я в Райисполкоме на хозучете. В те годы люди жили очень плохо, выживали, кто как умел.

Когда началась война, всех жителей отправили рыть окопы в Тетюшеский район, так как боялись, что немцы придут снизу, по Волге. Я тоже рыла окопы, это продолжалось до 42 года.


В июне того же года мне пришла повестка в военкомат. И в 18 лет меня забрали на войну. Тогда ни у кого ничего не спрашивали, просто забирали и все.


Нас собрали на пункт вместе с другими жителями Татарии, всего человек 20. Мы заехали в Камское Устье, потом в Казань, а дальше нас повезли на поезде в Мурманск. Привезли в Мурманск, на тот момент он был весь разбомбленный. Нас помыли в бане и повезли в сам Мурманск, где поселили в доме.

В Мурманске мы полтора месяца проходили обучение — нас учили, как обращаться с наганом, бомбами, мы бегали по окопам. А в это время кругом шла бомбежка. Бомбили очень страшно, и мы прятались на болотах.

После обучения нас направили на полуостров Рыбачий Мурманской области. Там нас поселили в землянки (тяжело вздыхает). Мы все жили в землянках, которые протекали. В землянке у нас был бак с водой, была керосинка, чайник. И как только мы там прожили два с половиной года!? Мы ведь в ней даже зимовали. Было очень холодно и грязно (плачет). В землянке мы жили втроем. Кроме меня были еще девушки из Вологды и из Архангельска.

На войне я была телефонисткой. Мы звонили во все части. Если где-то что-то случалось, мы, телефонистки, были на первом месте, передавали всю информацию — где идет бой, где идут бомбежки. Кушать мы ходили в столовую пешком, она была очень далеко.

Примерно в двадцами метрах от нас, в казармах, жили бойцы. Мы все эти годы только и видели, как они воевали. Кроме них мы больше никого не видели.


На войне было очень страшно. Постоянно шли бои. Бомбежки были и днем, и ночью. Даже сейчас говорить-то об этом страшно (слезы). Немцы нападали на Рыбачий, хотели разнести его в пух и прах.


И зимой, и летом мы ходили в кожаных сапогах, шинелях, гимнастерках. Если что-то сильно изнашивалось, нам выдавали другие.

На войне дел особо не было. Мы писали письма, плакали и писали. Хорошо, что конверты продавали в столовой.

Когда немцев прогнали с полуострова, нас стали отправлять домой. 9 февраля 1945 года нас самолетом отправили в Мурманск, а оттуда мы разъехались кто куда. Добираться домой было нелегко, надо было ехать на поезде, потом идти пешком, перебираться через Волгу.

В деревне меня никак не встречали, я просто приехала и все. Никаких наград и благодарностей нам тоже не давали.

Когда я вернулась с войны, занималась народно-хозяйственным учетом. А потом стала работать в редакции «Красное Знамя».

После войны в 1945 году я познакомилась с будущим мужем, он шесть лет был в армии, служил и в Литве, и в Латвии, и в Германии. Мы полюбили друг друга и в 1948 году поженились.


После войны в первые годы День победы не отмечали.


В те годы Сталина очень любили. Я когда он умер, все плакали, его было очень жалко.

Сейчас я очень счастливая. У меня три дочери, шесть внуков и восемь правнуков. Я живу, то у одной дочери, в Чебоксарах, то у другой, в Камском Устье.

Система Orphus Добавить новость

18+


Реклама


Комментарии


загрузка...









загрузка...




загрузка...