Сегодня: пятница, 31 марта 2017 года
Курс валют: USD -0,64 56,37 EUR -0,93 60,59
Пробки: 0
Погода: -5 °C Облачно Ветер: 3.2 м/с Влажность: 94%
Что Иван Ярмощук хочет сделать с «Россией»?
Свободный художник. Сегодня человек, который называет себя таковым не обязательно должен быть бедным и неумытым. Так считает Иван Ярмощук, известный чебоксарский фотограф, руководитель лофт-проекта ПЛАЦДАРМ и творческой площадки HUBspace. Поэтому он вооружается фотоаппаратом и путешествует, воплощая в жизнь грандиозные замыслы. И при этом выглядит вполне опрятно.
03 февраля 2012, 13:20 | Екатерина Никитина
  • Иван, когда вы начали путешествовать?

Любовь к путешествиям мне привил отец. Мы любили с ним вдвоем поездить на велосипедах и исследовать округу. Детство я провел в Нижегородской области, а там есть очень много любопытных мест. 

Одиннадцать лет назад я приехал в Чебоксары. Поступил в университет, и увлечение получило свое развитие уже в студенческие годы. Я понял, что мне интересен автостоп. Познакомился с ребятами из турклуба «Надежда». Это был очень интересный период жизни. Несколько лет мы очень активно ездили, развивали клуб.

  • Свой первый автостоп помните?

Да, в Москву. По-моему, такой стандартный вариант: оживленная трасса и желание увидеть столицу. Потом, практически сразу я поехал в Крым. Две недели путешествия в зимних условиях, в палатках. Было здорово! И довольно экстремально. С тех пор я проехал 40 000 километров, что не мало. Путешествовал в одиночку, с большими группами, в другие страны. Ночевал в палатке, на улице, на крышах.

  • Наверняка, во время ваших путешествий случались непредвиденные ситуации...

Случались. Однажды мы ехали большой компанией в Карелию. Добирались, конечно, автостопом. 10 человек: 5 пар по 2 человека. Придумали игру: кто быстрее доберется, тот молодец, кто последний — я уже не помню что. Мы с Зиной Филимоненко, тогдашним президентом клуба «Надежда», были в одной паре. Всех у Чебоксар посадили. Уехали последними и приехали на условленное место, к поселку Пушной, первыми. За двое суток — очень быстро. Тут же приехала другая пара. Проходят еще сутки. Приехала третья. Потом четвертая. Прошло уже четверо суток с момента старта, а одной пары все нет. Причем, телефонов тогда у нас сотовых еще не было. Мы звонили в Чебоксары, пытались выяснить, нет ли от потерявшихся новостей. Уже строили разные догадки, не случилась ли беда, не сбились ли они с маршрута. И тут возник один вопрос, нет ли на этой трассе поселка с таким же названием. Стали наводить справки. Выяснилось, что на этой же дороге есть еще один Пушной, но он уже в Мурманской области. А это еще 500-600 километров. Ну, знаете, так: надо бы съездить, посмотреть, не заблудились ли наши товарищи. Поехали. Добрались до Пушного. Спросили на главпочтамте, узнавали у местных жителей, не видели ли они таких же людей, одетых в желтую форму. Все только пожимали плечами. Никаких меток на выездных столбах тоже не было. Поехали обратно в другой Пушной. А наша потерявшаяся пара уже там. Просто ехали долго — 5 суток. В итоге все срослось. Мы арендовали машину, сплавлялись две недели по озерам, по рекам. Поехали на Белое море: Кемь, Рабочий Остров, Соловки. Эх, были времена.

  • Если я не ошибаюсь, вы увлекались альпинизмом тоже?

Моя эпопея альпинизма началась вскоре после того, как я стал заниматься автостопом. Кавказ и Памир, где мы поднялись на пик Ленина, приполярный Урал и хребет Кодар. Мы ставили все новые и новые цели. Буквально за два-три года дошли до высшей категории сложности. Ходили в отдаленные и глухие горные районы, по три недели не видели других людей. Это было весело, но очень тяжело физически.

  • С кем вы ходили в горные походы?

Поскольку в Чебоксарах немного людей, занимающихся альпинизмом, приходилось ездить с ребятами из других городов. Мы знакомились в интернете или через общих знакомых. Потом, конечно, подружились. Но через некоторое время я понял, что у нас расходятся цели: мне хотелось делать хорошие фотографии, а в подобных путешествиях я не успевал. Группы, в составе которых я ходил в походы, были спортивными. И им было не интересно останавливаться для того, чтобы я сделал снимок. А я не собирался становиться великим спортсменом. Я взял от увлечения альпинизмом все, что мог и решил, что теперь нужно двигаться в другом направлении. И с тех пор я стал ездить именно для того, чтобы фотографировать. 

  • Какие фототуры вы устраивали?

Например, в 2008 году я сагитировал друзей поехать в Индию. Захотелось экзотики. До этого я видел фотографии Жени Шиловой, сделанные в этой стране. Был в восторге. Поэтому не терпелось тоже побывать в Индии. Но не в туристической, не в Гоа, чтобы полежать на пляже. Хотелось честной поездки. По таким «жестким» местам, как Кашмир.

  • То есть вы хотели совместить приятное с полезным...

Да, и так получилось, что все, кого я позвал — они фотографы: Ваня Михайлов, Илья Степанов, Женя Шилова и я. Хотя это не было запланировано. Мы подумали, прикольно — у всех четверых одна и та же цель. Вместе нам было очень интересно, мы сделали потрясающие снимки. И можно сказать, это поездка перевернула для нас мир. Например, Ваня Михайлов до этого никуда не ездил. Максимум в Москву и в Петербург. И совершенно другая страна для него была откровением. Он говорит, что эта поездка помогла ему понять, что все возможно, обозначить новые цели. И сейчас Ваня развивается очень планомерно, устраивает выставки в Нью-Йорке.

  • А как на вас повлияла поездка в Индию?

Когда мы вернулись из путешествия, встретились, стали смотреть снимки. Оказалось, что в одной стране, в одних и тех же местах, в одно и то же время мы сделали совершенно разные фотографии. Мы подумали, почему бы не сделать выставку? И сделали, назвали ее «4 взгляда на Индию». Это был интересный опыт, который не только подогрел мой интерес к фотопутешествиям, но и продвинул в проектной работе. Я организовывал несколько интересных проектов. В 2009 году мы начали заниматься лофт-проектом «Плацдарм». Он тоже родился из желания сделать интересной жизнь, по крайней мере, свою. Я просто хотел сделать персональную выставку, необычную. Но потом, когда я договорился и мне дали целый цех, огромный в 3000 квадратных метров, я подумал, зачем я буду делать что-то единолично. И позвал друзей. Неожиданно всколыхнулась вся творческая общественность города. Это был такой драйв. И мне захотелось развиваться в этом направлении. Я забросил автостопы, и начал уже путешествовать немного по-другому. Смотреть, как люди реализуют свои проекты в других местах. Сейчас для меня путешествие — это не только познание мира, но и способ воплотить в жизнь свои идеи. Вот, например, мы с друзьями, Дмитрием Донсковым, Лианой Ли, Катей Катечкиной, на Хабе сейчас готовим поездку по всей России. Я мечтал об этом давно. Но не хотелось делать это банальным способом: взять и просто поехать во Владивосток. Нужно было придумать красивую форму и интересное содержание этого путешествия. Появилась идея нарисовать «Россия» своим маршрутом поездки, сделать самую большую трек-надпись в мире. Экспедиция состоится этим летом.

  • Расскажите о ней подробнее.

Экспедиция «Россия» будет олицетворять взаимодействие регионов, их взаимосвязанность. Цель глобальная — объединить творческих людей со всей России. Мы хотим также поделиться идеей создания хабов на примере нашего «Узла связи». 

Каждый, кто участвует в этом проекте, решает свои задачи. На этом и основан Узел связи. Мы собираемся найти новых партнеров, развить отношения со своими давними партнерами. Хочется выйти за рамки своего круга общения. Вот во Владивостоке я знаю одного человека. Когда я туда съезжу, я буду знать 50 человек. Эти знакомства в итоге способны перерасти в конкретные инициативы. При этом сама идея создания трек-надписи будет привлекать внимание людей к нашему предложению. И, конечно, нам легче будет завязывать отношения с единомышленниками.

  • Почему вы решили написать именно «Россия» а не другое слово?

Может быть, это провидение судьбы, но на территории нашей страны невозможно больше ничего нарисовать. Я долго придумывал надпись, но ничего другого не получилось. Если вы посмотрите карту, дорог на севере очень мало. Туда летают, в основном, самолетами. Можно, конечно, поехать в Мурманск, но там одна большая дорога и от нее идут ответвления. Получится елочка. Кстати, это может быть другим интересным проектом.

  • Вы всегда совмещаете работу с путешествиями, или есть исключения?

Мне кажется, я живу счастливой жизнью, потому что не разделяю понятия работа и отдых. Вся моя жизнь сейчас складывается из путешествий, из культурных событий, посещения интересных мест, общения с творческими людьми. Вроде бы нужно ехать куда-то, решать важные вопросы, но это такое увлекательное занятие. Самое лучшее — это заниматься любимым делом и иметь возможность жить за счет этого. Тогда жизнь пройдет не зря.

 

Перейти в раздел

Письмо в редакцию
comments powered by HyperComments
Общество
Активисты «Ирӗклӗх» предложили главе Минобра России проводить ВПР на чувашском языке

По мнению общественников, школьники должны сами выбирать, на каком языке им писать всероссийские проверочные работы

ТЕМА ДНЯ

В городе задержали пятерых участников митинга и оштрафовали двоих из них за неповиновение полиции

Женщины имеют с мужчинами равные права, но обязанностей у них побольше

Ни один магазин не получил специальную наклейку от Александра Молочко