Сегодня: четверг, 8 декабря 2016 г., 19:02
 
Реклама







загрузка...

Алексей Глухов: «Нужно делать все, чтобы власть стала лучше»

Руководитель правозащитной общественной организации «Щит и меч» об отношениях с государством, о нелегкой жизни оппозиционеров и о свободе слова

  • Алексей, кто обращается за помощью в правозащитную общественную организацию «Щит и меч»?

Все. Если разбирать по социальным слоям, то это действительно так. К нам, в том числе, обращаются представители власти либо сотрудники государственных органов. Мы никого не разделяем, потому что все люди равны в своем человеческом достоинстве. Однако невозможно помогать всем, потому что каждый конкретный случай требует подробнейшего изучения. Изначально у нас появился такой мэйнстрим: нарушение запрета на пытки и бесчеловечное обращение. Мы всегда активно занимались этими вопросами, поступило множество обращений, очень много жалоб лежит в Европейском суде. Много приговоров было в отношении сотрудников власти.

Мы выбираем дело по нескольким критериям: нарушение Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, желание самого заявителя. И, конечно, у этого дела должна быть перспектива. Если человек придет к нам и скажет, что его побили в 2008 году, после этого он ничего не делал, а сейчас на гребне волны скандала с отделом полиции «Дальний» хочет наказать негодяев, мы вынуждены будем ему отказать. Поскольку даже Европейский суд утверждает, если заявитель не сделал ничего для того, чтобы эффективно расследовать его дело, значит ему это было неинтересно. Такие обращения поступают к нам часто, и они самые сложные. Потому что таким людям очень тяжело отказать. К несчастью, в Чувашии бытует мнение, что общественная организация обязана оказывать помощь всем. Некоторые считают, что нас финансирует государство и бросает на это гигантские суммы. На самом деле это не так. Государство за всю историю выделения грантов ни разу не профинансировало защиту прав человека, деятельность, которая явно конфликтна с органами власти.


  • Кстати о государстве, успели ли вы нажить врагов в органах власти за время своей деятельности?

Честно скажу, я не думаю, что у меня в каком-либо государственном органе есть враги. У нас бывают недопонимания и даже трудные ситуации во взаимоотношениях. Но считать кого-либо врагом — это неправильно. Потому что врагов обычно избегают. Мы же считаем, что надо работать с той властью, которая есть, и делать все для того, чтобы она стала лучше. Вот с МВД, казалось бы, у нас не очень теплые взаимоотношения. И мы никогда не останавливаем себя при обоснованной критике, как конкретных должностных лиц, так и всего ведомства. Между тем, мы всегда находим точки соприкосновения. Буквально 12-13 мая мы, например, организуем двухдневный правозащитный тренинг для будущих полицейских, которые через месяц, после переаттестации, займут кабинеты МВД. При старом министре мы достаточно долго проводили общественный конкурс «Неделя посещения отделений полиции», в котором простые горожане вместе с нами могли оценить уровень предоставления правоохранительных услуг. Хотя при новом министре это мероприятие нам запретили. Но мы нисколечко не обиделись.


  • Вернемся к недавнему прошлому: как вели себя органы власти в период выборов? Ущемлялись ли права несогласных с их итогами чебоксарцев?

Выборы показали, что в Чувашии есть определенный класс политически активных граждан. Но он очень незначительный. Многие просто боялись выходить даже на митинги, потому что в действительности поступали угрозы об увольнении с работы и прочие… Конечно, особо активным оппозиционерам тоже пришлось несладко.


  • Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию с возложением венка оппозиционером Иваном Клементьевым со всеми вытекающими из нее последствиями?

По поводу возложения венка во время «похорон честных выборов»: я сам видел, как это происходило. Потому что присутствовал там в этот момент. Я бы не сказал, что это нарушение установленного порядка проведения демонстрации. Это был одиночный пикет, который не требует никаких согласований. Неважно, кто привез этот венок, кто находился рядом, люди могли просто наблюдать. Самое действие совершал непосредственно Ваня.

Мы со своей стороны предложили Ивану необходимую помощь и даже подготовили письменное объяснение в суд первой инстанции, но он поступил несколько иначе. Это привело к тому, что было вынесено решение суда, он был признан виновным по п.1 ст. 20.2 КоАП. Ивана оштрафовали на 1000 рублей, которые он не оплатил.

Но вопрос, связанный с привлечением его за неисполнение решения суда, неуплаты штрафа... Разумеется, протокол судебными приставами на Ивана составлен исключительно из-за того, что он активно проявляет свою гражданскую позицию.


  • То есть здесь очевидно притеснение со стороны власти?

Скажем так, что отличие от общей практики очевидно. Судебные приставы не очень любят составлять протоколы по статье 20.25 КоАП РФ, неисполнение административного наказания в установленный законом срок. Обычно проводятся беседы, и стороны договариваются о времени, когда будет оплачен штраф. Только в том случае, если это не помогло, должники привлекаются к ответственности. 

Но как правозащитник, я знаю, что у любого гражданина любой страны есть обязанность — исполнять вступившее в силу решение суда. Да, изначально Иван, у которого сложная финансовая ситуация, не предпринимал попыток попросить рассрочки аргументированно, хотя, наверняка, смог бы ее добиться. Наказания для признанных виновными по статье 20.25 КоАП разные — есть двойной размер штрафа, есть арест. Судья назначил наказание в виде административного ареста, наверное, по его мнению, это было более гуманным. Поскольку двойной размер штрафа мог еще больше усугубить положение Ивана.


  • А что насчет блогера Дмитрия Каруева, который и рот себе зашивал, и о полицейском плохо отзывался? Имеют ли место быть те или иные правонарушения в истории с ним?

Если говорить о его нелицеприятном высказывании в блоге в отношении полицейского, то Дмитрий Сергеевич, насколько мне известно, свою вину признал. И дело рассматривалось в особом порядке.

А на счет того случая, когда он, в прошлом году, в знак протеста против преследования оппозиции зашил себе рот нитками, действительно, МВД Татарстана направляло в его ВУЗ в Казани письма с просьбой об отчислении. Обосновывая этот тем, что такие лица, как Каруев, могут нарушить суверенитет РФ. Чушь полнейшая!


  • Почему чушь?

Дмитрию Каруеву сейчас 19 лет. Он находится под постоянным оперативным сопровождением сотрудниками ФСБ, Центром противодействия экстремизму. Причем, в двух регионах, в Татарстане и в Чувашии. Государство тратит неимоверные усилия на то, чтобы постоянно следить за ним. Это при том, что за последний год Дмитрий не совершил ни одного действия, выходящего за рамки закона, хотя его часто привлекают к ответственности.


  • Что же они так все его невзлюбили?

Это тайна, покрытая семью печатями. Я не знаю, Дмитрий не похож на агента спецслужб, не выезжал за рубеж. Просто человек умеет привлечь к себе внимание: он активен в публичном пространстве и во всех социальных сетях, любой пост может набрать у него множество «лайков». А значит он, как считает государство, создает угрозу. Потому что может быть распространителем идей, не очень угодных. Плюс сам Дмитрий Сергеевич достаточно активно участвует в общественной жизни. И является представителем запрещенной партии «Другая Россия», поэтому, по мнению властей, вызывает большую опасность.


  • Получается, в нашей стране есть только иллюзия свободы слова?

Нет, свобода слова есть, мы можем написать у себя в ЖЖ, в «Фейсбуке» и в «Твиттере» все свои мысли, обсуждать это на тех или иных мероприятиях.
Вопрос в том, что у нас есть неоднозначное применение этой свободы. В нашей стране представители власти могут откровенно вылить ведро грязи на голову оппозиционеру и не будут привлечены ни к какой ответственности. Даже суды скажут, что это и есть их право на реализацию свободы слова. Но когда то же самое сделает оппозиционер, если даже его не привлекут к ответственности, то будут таскать по всевозможным допросам, подглядывать, подсматривать, подслушивать и тратить огромные ресурсы власти, вместо того, чтобы расследовать кражу сумки у какой-нибудь бабушки.

В Чувашии свобода слова очень своеобразная. Если бы ее не было, никто бы не прочитал у нас материал журналиста РИА Новости о «черном списке» публикаций, которые, по мнению администрации Главы республики, содержат недостоверные сведения. Я вот считаю, что в данном случае корреспондент нисколько не отклонился от правдивости. Любой журналист имеет право в определенной степени приукрашивать информацию, не меняя контекста. И это была уже позиция редакции, принести извинения.

Я читал стенограмму, в ней говорится, что необходимо создавать список публикаций и изданий, которые, по мнению органов государственной власти Чувашии, содержат неправдивую информацию. И под каждой публикацией писать свой комментарий. То есть в любом случае — это реестр, список СМИ и заключение о том, что, по мнению администрации, журналисты написали неправду.

С другой стороны, если бы Главой было более понятно сказано о том, что необходимо усилить работу со средствами массовой информации. Для того, чтобы пользоваться правом на ответ и обязывать конкретных чиновников разумно объяснять и оправдывать либо опровергать информацию, которая, по их мнению, содержит неправдивые сведения, то все было бы нормально. Но было сказано так, как сказано.


  • И последний вопрос: в нашем разговоре вы упомянули, что в Чувашии многие боятся проявлять свою гражданскую позицию. Как вы думаете, со временем этот страх изчезнет?

К сожалению, вирус свободы менее заразный, чем вирус гриппа. Он не передается воздушно-капельным путем. Не получается так, что один чихнул, а тот, кто стоял рядом понял, что он свободен по своей сути. Поэтому – время покажет.

Система Orphus Добавить новость

18+


Реклама


Комментарии


загрузка...









загрузка...




загрузка...