Сегодня: воскресенье, 11 декабря 2016 г., 03:17
 
Реклама







загрузка...

Дмитрий Цыганов: «Шутка рождается с серьезным лицом»

«Мой город» в преддверии 1 апреля, дня смеха, встретился с человеком, который знает о юморе не понаслышке. Бывшего известного КВНщика, резидента Comedy Club в составе дуэта «Нерусский размер», ныне сценариста, актера, снявшегося в фильмах: «Беременный», «Лопухи», «Тот еще Карлсон», «Дублер» – Дмитрия Цыганова мы застали в спортзале, где он занимался боксом

– Дмитрий, есть ли место юмору сейчас в твоей жизни?

– В последние годы не шучу так, как раньше. Вышел из этого возраста.  В студенческие годы были одни шутки, здесь, в спортзале, другие. Есть же солдатский юмор, здесь юмор спортивный. Всем понравилась моя шутка – «если у нас не проходят в спортзале шутки, то проходит левый прямой или правый боковой». В творчестве же мой юмор находит воплощение в кино. В этой среде я чувствую себя комфортно. Cейчас снимаем фильм «Друзья друзей», в нем принимают участие: Тимур Батрутдинов, Николай Наумов, Лобанов из Интернов, Саша из сериала «Универ» и другие. 

– Смешным можно стать или таким нужно родиться?

– Развить в себе юмор может каждый. Для этого необходимо правильные вещи смотреть, слушать и читать. Но чтобы быть таким смешным, как Миша Галустян, когда человек может сказать два слова и уже смешно, таким нужно родиться, быть от природы, изнутри. У меня есть друзья авторы шуток, которые живут этим. Из любой ситуации могут сделать комическую. Вроде с тобой разговаривает, а в этот самый момент в голове уже что-то придумывает. Стоит ему только увидеть какую-то ситуацию из жизни, а к вечеру придумывает что-то  смешное. Как-то мы покупали с одним из друзей мобильный телефон, а к вечеру у него уже был готов мини-рассказ, стэм, как человек покупал телефон и ему подсунули некачественный товар. 

– Как ты относишься к людям, совсем без чувства юмора?

– Чувство юмора для меня одно из главных черт в человеке. Если его нет, то это закрытый человек, страшный человек, опасный во всех отношениях. Он и предать может. Чувства юмора нет, значит, мозг направлен не туда. Чувство юмора должно быть, пусть своеобразное, но должно быть. От него исходят другие черты характера: доброта и искренность. Встречал людей совсем без чувства юмора, которые не посмеются никогда. Им очень тяжело в этой жизни. Также избегаю слишком правильных людей. Человек должен быть с маленькими недостатками и изъянами, а иначе ожидаешь где-то подвох. 

– Почему качество юмора сильно ухудшилось, это заметно и по многим юмористическим передачам по телевизору?

– Раз народ смеется над такими шутками – значит, в них есть потребность, про это и пишут. Сейчас это повсеместно. Посмотрите, как пошлят девушки из Comedy Woman. И это девочки!  Говорят, что дам нужно на руках носить. Девочку, которая говорит подобные вещи, на руках носить не хочется. А от нынешнего Comedy Club уши сворачиваются в трубочку. Когда мы начинали с дуэтом «Нерусский размер», все было иначе, мне там нравилось. Но когда наш дуэт начал материться, то это стало для меня неприемлемым.  Я подумал, что мне уже не 20 лет, да и мама моя будет смотреть передачу. 

Сейчас и КВН стал другим. Ничего нового не придумывается, все это уже было. Раньше команды были уникальны во многом тем, что писали сами для себя. А сейчас у всех команд есть матерые авторы. Сейчас там машина. В КВН невозможно угнаться за другими командами, если тебе не пишут. Это индустрия, как конвейер, это уже не просто игра, это шоу – бизнес. 

– Что значит для тебя КВН?

– В КВНе был 15 лет. Было время, что я жил им,  постоянно придумывали что-то, играли, иногда голодные, бывало без денег. Но мне ничего не нужно было, никаких денег. Это настолько жило во мне. Когда играл в команде ЧК Кооперативного института, таких ребят было мало, человека 3. Многим КВН был нужен в институтах только для того, чтобы ставили хорошие отметки в зачетках. Они понимали, что отыграют 5 лет и уйдут. В то время, как мы КВНом были одержимы, от головы до пят. Потом я играл за Тюмень в Вышке. Туда мы попали, миновав все лиги. О нас в тот период много писали в блогах, называли это событие «Подвигом Тюмени», это стало своего рода стимулом для других команд. 

 

КВН дал мне все, что я сейчас имею: от кроссовок до шапки. Прощался с ним тяжело, до 2007 года, когда стал смотреть КВН по телевизору, то не мог сдержать слез. В то время еще мои друзья играли. Когда видел, как в Юрмале поют песни, вспоминал, как и сам там стоял, сам пел 4 года подряд.  Потом, в какой-то момент, когда прошли слезы, я понял, что этот этап мной прожит, и нужно двигаться дальше. И в КВНе быть больше не смогу, поднимать команды не мое, а объяснить молодым, что это для меня жизнь, а не игра, я не хочу. 

– В телевизоре сейчас куда не взгляни, на каждом канале бывшие участники КВН. С чем связана такая закономерность?

– КВН – это большая школа жизни и кузница талантов. Больше нет такой подобной передачи! Столько из КВН выходит людей и все они по-своему талантливы. Кто более талантлив, кто-то менее. Но там нет бездарных людей. В КВНе умные люди. Здоровое хорошее чувство юмора может быть только у умных людей, у кого присутствует мозг, а дурак не может шутить.

– Как с КВН обстоят дела в Чувашии?

Юмор – это отражение культуры. Какие шутки у нас встречаются? Либо о Чапаевском поселке и его пацанах, либо о клубе «Тройка». Неужели больше не о чем шутить? Можно высмеивать то, что плохо, но делать это хорошо, как в «большом» КВН, на первом канале, а когда просто стебешь и подкалываешь – это не юмор.  Мне близко творчество Михаила Жванецкого. Его монологи – это тонкая грань между умом и юмором. Будто скользишь по тонкому лезвию бритвы: хочется то ли посмеяться, то ли заплакать. Он говорит правду и обволакивает ее словами, чтобы не было слишком больно. Когда бьют тебе в голову, ты одеваешь шлем. Близок мне Задорнов, из современных команд КВН – «Уральские пельмени», их можно с семьей сесть и посмотреть, при этом не будет стыдно перед детьми.

– Процесс появления шутки – это вдохновение или есть место теории?

Шутка рождается с серьезным лицом. Каждого человека можно научить писать шутки. Есть мозговые штурмы, они есть в любой работе, когда ты придумываешь какую-нибудь передачу или бизнес-план. Это то же самое. Сидят 10 авторов. И пишут. Потом совместно оценивают. Самая черная работа именно у авторов, которые сутками пишут. Но постепенно мозг настраивается на эту волну. Есть на эту тему даже теории, по которым в институтах культуры защищают дипломы. В прошлом во многих городах даже были школы КВН, где учили, как правильно писать шутки, как их правильно распределять. Из психологии известно, что запоминается начало и конец выступления, а в середине может быть «провис» шуток. Мы, бывало, с нашей командой придумывали шутки, но не знали, как их расставить, и использовали именно эту теорию. И добивались высших баллов в выступлениях.

А что в конце нашей беседы вы пожелаете нашим читателям, чтобы им тоже запомнились ваши слова?

 Желаю всем читателям отличного настроения, чтобы каждый видел в друг друге только хорошее, а не держал зло или обиду. И пусть 1 апреля воспринимается как возможность получить долю позитива, которой зачастую не хватает в обычной жизни.


 

 

Система Orphus Добавить новость

18+


Реклама


Комментарии


загрузка...









загрузка...




загрузка...