Сегодня: воскресенье, 4 декабря 2016 г., 02:58
 
Реклама







загрузка...

Девушка у обочины...

Девушка стояла у обочины. Мимо проносились машины, автобусы. Она не поднимала руки, чтобы остановить транспорт. Девушка просто стояла у дороги, ее юбка была вызывающе короткой, а макияж выделялся своей яркостью на бледном лице.

Мы ехали по трассе Канаш – Чебоксары. Салон был полупустой и водитель старался кого-нибудь прихватить по дороге. Но мимо девушки, стоявшей недалеко от деревенской остановки, проехал равнодушно. Я посмотрела на него вопросительно и получила ответ: «Ей не надо в Чебоксары. Она всегда здесь стоит». Так родилось мое желание узнать об этой девушке больше.

Чтобы понять, что проституция в нашей республике процветает, достаточно зайти на форум и кликнуть на нужную тему. Там можно получить расценки, узнать о предложениях и спросе. Понять структуру проституции, состоящую не только из жриц любви и их сутенеров, но и компетентных «мамочек», которые заправляют этим бизнесом в столице. Их самая доходная сфера, как выяснилось, сауны.

За время разговора с Н. (назовем так девушку у обочины), я пыталась понять, что толкает молодых женщин на столь скользкий путь. Интересной драматургии в ее рассказе не было. Все до банальности просто: желание заработать деньги. Это самый приемлемый и простой способ заработка для представительниц  древнейшей профессии. Для некоторых из них – это дополнительная подработка. У них есть официальное место работы, допустим, магазин или салон красоты. Очень часто к такому способу ночного заработка прибегают студентки: стипендии не хватает, а родители далеко.

Спрашиваю Н.: «Неужели не бывает страшно? Мало ли какие извращенцы захотят воспользоваться твоими услугами?» Н. рассказывает, что бывали случаи, когда ее одну оставляли  ночью в лесу. Попадались и очень агрессивные клиенты. У Н. есть «крыша», под ее сомнительной охраной она и находится. Хотя, от разных заболеваний они ее вряд ли уберегут… Н. признается, что ей приходилось лечиться. Однажды она лежала в больнице целый месяц. Конечно, Н. использует разные средства контрацепции, но иногда, за отдельную плату…

Н. не очень разговорчива. Отвечает бесцветным, равнодушным голосом. Нервно посматривает на проезжающие мимо машины. И я решаюсь на последний вопрос: 

       - Неужели не хочется настоящего женского счастья, иметь семью, мужа, детей?

 Н. улыбается:

– Хочется, конечно! Тем более, что дочка у меня уже есть. Хочу для нее и отца, и семейного уюта. Вот заработаю еще немного, и мы уедем.

Я вздрагиваю: «Дочка!» Хочется спросить о том, каким она видит будущее девочки, не боится ли, что ребенок обо всем узнает. Но, кажется, я знаю ответ. Она, наверняка, пребывает в иллюзии, что все у нее будет хорошо. Но не тот ли это случай, когда намерениями, правда далеко не благими, она прокладывает дорогу в ад?

Я собираюсь уезжать. Смотрю на Н. сквозь стекло: уныло опущенные плечики, какая- то взъерошенная фигурка, похожая на промокшего воробья. Прислушиваюсь к своим чувствам. Брезгливость? Жалость? Пожалуй, да. Хотя, умом понимаю, что это ее выбор. Каждый из нас ответственен за все, что с нами происходит.

Мы уезжаем. Н. остается где-то позади. Девушка на обочине жизни.


 

Система Orphus Добавить новость

18+


Реклама


Комментарии


загрузка...









загрузка...




загрузка...