Сегодня: вторник, 6 декабря 2016 г., 22:57
 
Реклама







загрузка...

Дмитрий Евсеев: «Сверхдоходы от нефти идут куда-то в американскую кубышку, а регионы денег не получают»

Лидер чувашских коммунистов рассказал нам о том, как оппозиция отстаивает свои законопроекты перед партией власти и почему депутаты Госсовета не имеют возможности повлиять на бюджет Чувашии

Какие итоги 11 месяцев работы в Госсовете Чувашии V созыва вы можете подвести?

 В первую очередь, нам удалось добиться, пусть и небольшой, но индексации ежемесячных денежных выплат чувашским льготникам. Мы шли к этому два месяца. На мои запросы в Кабинет министров мне приходили ответы о том, что у нас предусмотрена индексация не самих выплат, а бюджетных средств, которые выделяются на эти цели. Действительно, эта сумма за несколько лет увеличилась. Однако на фактическом размере выплат за два года это никак не отразилось. 
Поэтому изменение ситуации к лучшему я считаю нашей маленькой победой.

В начале года рассматривались два важных законопроекта, которые внес депутат-коммунист Виктор Ильин. Первый «О ветеранах труда Чувашской Республики», который предусматривает присвоение этого звания при наличии трудового стажа для женщин – 35 лет, для мужчин – 40 лет. Второй касается «Детей войны» — одной из самых обездоленных групп граждан, которая лишена льгот. 

Эти люди работали в тылу наравне со взрослыми. У многих нет справок о трудовой деятельности, потому что в военное время это было очень тяжело фиксировать. Поэтому «дети войны» не могут подтвердить трудовой стаж за соответствующий период. 

Мы уже в течение нескольких лет добивались рассмотрения этих законопроектов. Их все откладывали, но весной документы были внесены на сессию Госсовета. Но тогда произошла очень некрасивая ситуация.

Руководитель профильного комитета Петр Краснов предложил рассматривать эти законопроекты без обсуждения и даже без предоставления слова автору в нарушение всех парламентских норм. В знак протеста мы вместе с ЛДПР и «Справедливой Россией» покинули зал заседаний. Тем не менее, большинство единороссов тогда проголосовало за отклонение этих законопроектов без всякого обсуждения. Затем мы объединенно провели митинги. 

Сейчас в целом, складывается ощущение, что в этом направлении движение уже есть. Мы готовим еще один законопроект о «Детях войны» и будем его вносить в очередной раз. Мы намерены добиваться присвоения этого статуса людям, которые родились с 1928 года по 1945 год, и соответствующих льгот. Тем более, подобное уже внедряется в регионах России. 

«Единая Россия» выступает с других позиций. Можно сказать, они жалуются на то, что олигархам и так есть нечего. Говорят, откуда взять деньги? Мы же предлагаем ввести прогрессивную шкалу налогообложения на доходы физлиц. Это, конечно, единороссов никак не устраивает. Там люди небедные сидят. 

 Как вы оцениваете закон «О митингах», который принят Госсоветом Чувашии 27 ноября?

 Закон имеет длинное название «Об обеспечении реализации права граждан Российской Федерации на проведение в Чувашской Республике собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований». На самом деле законопроект правильнее было бы назвать «О запрете публичных мероприятий в Чувашской Республике». 

Здесь мы добились очень больших изменений по сравнению с первоначальным вариантом, который действительно был просто «драконовским». Я расскажу о тех поправках, которые конкретно провел я, как руководитель фракции, и депутаты-коммунисты. 

Во-первых, мы исключили ограничение на пикетирование, в том числе и массовое. Изначально в законопроекте предусматривались места, где нельзя проводить подобные публичные мероприятия. Это противоречило федеральному закону, и мы доказали это. Таким образом, сейчас мест, запрещенных для пикетов, в Чувашии нет. Кроме тех, что определены федеральным законом: транспортные магистрали, опасные производственные объекты, что и так очевидно. 

Кроме того, мы значительным образом уменьшили места, где запрещено будет проводить все остальные публичные мероприятия. В частности, в изначальном варианте законопроекта речь шла о 50 метровой зоне вокруг всех жилых домов. Я добился ограничения лишь 5-метровой зоны около подъездов. В противном случае у нас просто весь город попал бы под запрет.

Уменьшили расстояние от вокзалов, где запрещено проводить митинги от 100 метров до 50 метров, уменьшили расстояние между одиночными пикетами с 50 метров до 10 метров — это тоже моя поправка.

Я также доволен тем, что принята поправка, определяющая сроки согласования проведения публичных мероприятий. Дело в том, что в федеральном законе есть очень серьезный правовой пробел, с которым на практике сталкиваются те, кто организует публичные мероприятия. Он связан с тем, что четко не прописано, в какие сроки должен даваться положительный ответ о согласовании публичного мероприятия. При этом указание, когда должен быть дан отрицательный ответ, в законе есть. 

Первое позволяло администрациям просто затягивать с ответом. А без согласования нельзя распространять приглашения на это мероприятие, говорить о нем в СМИ. Моя поправка дала возможность определить 3-дневный срок, в течение которого должен быть дан ответ о согласовании публичного мероприятия. 

Но законом в целом мы недовольны. Наша юридическая служба в Москве уже подала в Конституционный суд соответствующие документы и будет опротестовывать федеральный закон, на основе которого принимался республиканский.

 А что по поводу гайд-парков в Чувашии?

 Они будут. Сейчас, после принятия закона «О митингах» Кабинет министров должен разработать свое постановление, в котором определит специально отведенные для публичных мероприятий места. До 100 человек смогут проводить там протестные акции вообще без уведомления. Но что это будут за места, мы пока не знаем. Есть опасения, что протестующих забросят куда-нибудь на окраину города.

 27 ноября также принимался бюджет республики. Довольны ли вы его проектом?

 Конечно, нет. При обсуждении проекта бюджета есть два подхода . Учитывается, прежде всего, взгляд финансистов, который имеет более технический характер. Они говорят, что у нас все статьи бюджета увязаны, бюджет сбалансирован и это хорошо. Мы говорим, что это не так. Потому что, в целом, то, что мы утвердили на сессии Госсовета, — это еще не весь бюджет республики. Он будет меняться, и очень серьезным образом. Минфин Чувашии этого совершенно не скрывает. Взять хотя бы 2012 год: по отношению к первоначальному варианту у нас доходная часть изменилась на 20%, расходная часть — на 30%. То есть то, что утверждали в конце 2011 года, было очень далеко от реальной картины.

С другой стороны сама по себе бюджетная политика очень несовершенна и непрозрачна. Распределение средств идет в рамках целевых государственных программ. Этим занимается исключительно Кабинет министров, а Госсовет туда и близко не допускают. Конечно, мы можем потом зайти на сайт и посмотреть итоги, какие целевые программы были включены, а какие нет. Но повлиять на распределение средств не имеем возможности. 

Проект, утвержденный на 2013 год и плановый период 2014 и 2015 годов, предусматривает резкое сокращение расходов по жизненно важным статьям, таким как образование, ЖКХ, спорт, здравоохранение, культура. Конечно, сейчас Министерство финансов говорит нам, что в дальнейшем при корректировке бюджета расходы на эти статьи будут увеличиваться. Но это опять указывает на плохую бюджетную политику, если мы не можем заранее заложить определенные суммы и предположить, в какую сторону будем двигаться. 

 Неужели у нового проекта бюджета нет никаких положительных сторон.

 Что можно сказать? Наверное, положительное в том, что с учетом корректировок социальные расходы сильно не изменятся. Наверное, неплохо то, что у нас бюджет сбалансирован. С финансовой точки зрения он написан хорошо. Но для простого населения я ничего положительного там не вижу. 

Надо четко понимать, что сверхдоходы России от нефти сейчас идут куда-то в американскую кубышку. А мы, регионы, денег не получаем. Когда я об этом говорю в своих выступлениях, наш министр финансов отвечает, что это федеральная политика. Но нельзя регионы рассматривать в отрыве от страны. Тем более, мы настолько сильно зависим от федеральных средств, что в принципе не можем рассматривать нашу республику как самодостаточный субъект. 

Насколько мне известно, вы были против введения универсальных электронных карт. Верующие тоже не в восторге от этого закона. В чем совпадают ваши мнения?

 Если говорить о взглядах религиозных людей, у них на введение УЭК есть две точки зрения. Первая теологическая — число зверя, электронное рабство и тому подобное. Вторая рациональная: когда было первое чтение законопроекта об электронных картах, выступали два представителя православной церкви. И они четко обосновывали свои доводы, не вспоминая о теологии. Мы так же выступаем с рациональной позиции.

Три момента. Первый: Россия в настоящее время занимает первое место по компьютерным преступлениям в мире. Треть рынка киберпреступности приходится на нашу страну. У нас нет эффективных законов, защищающих людей от преступлений подобного рода и нормальной правоприменительной практики. А в УЭК будет содержаться вся информация по человеку. К тому же, это платежная система. И как мошенники будут ею пользоваться, можно только догадываться. 

Второй момент: большая часть нашего населения пока еще просто не готова пользоваться электронными платежными системами. Она не знает, что это такое. Надо подчеркнуть, что мы не выступаем против самих УЭК. Ради Бога, это хорошая вещь, пусть вводится. Но, только для тех, кто этого хочет. У нас же происходит другая ситуация. Никакой добровольности: в законопроекте четко написано, что с 1 января 2014 года в обязательном порядке карта будет выдаваться всем. И только если ты не хочешь, нужно идти и писать специальное заявление для отказа. Но люди, которые откажутся, станут меньшинством и автоматически превратятся в «белых ворон». 

Третий момент: сейчас нам эти карты выдают бесплатно, но, зная нашу власть, я более чем уверен, что очень скоро обслуживание этих карт «скинут» на само население. Невозможно поверить, чтобы государство всегда платило за обслуживание УЭК и их перевыпуск. 

К сожалению, на уровне республики этот закон об УЭК изменить было невозможно. Закон принят уже на федеральном уровне.

Говоря о законах, принятых на последней сессии Госсовета, хотелось бы спросить и об омбудсменах. Думаете, введение этих должностей позволит изменить ситуацию с нарушением прав человека в республике?

 Нет. Я очень скептически отношусь к нашим омбудсменам. К тому же, мне очень не понравились заявления обоих кандидатов, касающиеся их работы. 

Кручинин сказал очень странную, на мой взгляд, фразу. О том, что, если к нему по каким-либо вопросам будут обращаться люди, перед этим они должны пройти все правовые инстанции. Это подход исключительно платного адвоката, который привык получать хорошие деньги за правозащитную деятельность. 

Омбудсмен не сильно заинтересован в выполнении своих обязанностей. Это стало понятно уже вечером, после его назначения. Тогда задержали женщин, которые устроили религиозную протестную акцию и перекрыли дорогу. Я до полуночи пробыл с ними в полиции. Позвонили Кручинину, а он, оказывается, летит в Москву. Видимо его интересует не защита прав человека, а что-то другое.

Что касается уполномоченного по правам детей, насторожил его ответ на мой вопрос, касающийся ювенальной юстиции. Он сказал, что эту систему в России нужно вводить. Но ведь это значит, что чиновники и судебные органы будут иметь больше прав на ребенка, чем родители. 

 В нашем разговоре вы упомянули, что иногда объединяетесь с другими оппозиционными партиями, чтобы отстаивать те или иные законопроекты. Как часто это происходит?

 Правильно сказать, наверное, не «объединяемся». Мы иногда солидарны и достаточно часто голосуем одинаково. 
Многое для этого невольно делает сама «Единая Россия». Единороссы говорят, что за них голосовало большинство граждан. Хотя на самом деле это не так. Партия «Единая Россия» набрала в Чувашии примерно 45% голосов. Если взять три оппозиционные партии, получается, за нас проголосовало практически 50% избирателей. Но при этом, если мы берем партийные списки, по которым распределялись 22 депутатских мандата, выходит какая-то ерунда. Единороссы, набрав 45% голосов, получают 12 мандатов. Мы, три оппозиционные партии, набрав в сумме 50% голосов, получаем всего 10 депутатских мест. Все потому, что партия власти извратила принцип распределения мандатов, заложенный в законе.

По одномандатным округам такая же ситуация, там люди голосовали не за партии, а конкретного человека. И поэтому у «Единой России» нет никаких прав говорить, что их поддерживает большинство граждан. На самом деле большинство голосовало за оппозицию.

Когда мы, оппозиционные партии, сталкиваемся в Госсовете с таким отношением, конечно, волей-неволей становимся ближе друг к другу.

 Раньше считалось, что КПРФ — партия пожилых. Но мы видим, что теперь у коммунистов и молодой лидер — вы, и юные парни и девушки вступают в ряды комсомола. Как вам удается привлекать молодежь?

 Молодые люди идут к нам достаточно свободно. Другой вопрос, как их удержать. Дело в том, что власть делает все для того, чтобы не только нашей партией, но и в целом политикой молодежь вообще не интересовалась. Это серьезная проблема, поскольку аполитичность молодого поколения в итоге так или иначе может вылиться в беспорядки. Политически необразованные ребята, когда захотят защитить свои права, просто возьмутся за грабли и вилы. И будут защищаться так, как они умеют. Делая ставку на аполитичность молодежи, власть совершает очень серьезную ошибку.  

Система Orphus Добавить новость

18+


Реклама


Комментарии


загрузка...









загрузка...




загрузка...