Сегодня: вторник, 6 декабря 2016 г., 08:57
 
Реклама
12 апреля 2016, 11:19 | Комментарии (0)

«Перед выборами власть может столкнуться с большим запросом на протестное голосование»

5 апреля в Чебоксарах прошла открытая встреча с известным экономистом и политиком, одним из лидеров Демократической коалиции, бывшим заместителем министра энергетики России, основателем партии «Демократический выбор» Владимиром Миловым. Большая часть встречи прошла в формате вопрос-ответ, большинство из которых, за исключением пары откровенно провокационных, в той или иной степени касались нынешней политической и экономической ситуации.

Мы остановились на некоторых высказываниях оппозиционного политика, которые иллюстрируют альтернативную точку зрения на то, что сегодня происходит в стране.


ПРО НЕИЗБЕЖНОСТЬ МАССОВЫХ ПРОТЕСТОВ

Я считаю, что все идет от экономики. Моя теория говорит, что бурные события 2011-2012 годов были отражением случившегося в 2009 году экономического кризиса, который сломал представление, что при Путине все время все растет. И нынешняя ситуация для действующей власти, на наш взгляд, гораздо хуже, чем была перед массовыми протестами в 2011 году.

Сегодня мы столкнулись не просто с худшим экономическим кризисом, случившимся с момента распада Советского Союза. Это первый кризис в отличие от дефолта 99-го года или мирового кризиса 2008 года, который является затяжным.

Каждый раз, когда в стране случались кризисы, у власти всегда была какая-то программа, как с этим кризисом бороться. Она могла быть плохая, но она была.


Сегодня у нас впервые у сложилась ситуация, когда у властей нет никакого антикризисного плана. Единственный план, который мы слышим – это то, что вы должны подождать пару лет санкции снимут, нефть подорожает и все само-собой «отрастет».


Если посмотреть на социологические опросы, то у нас любят говорить об одном цементирующем гвоздике – рейтинге президента Путина, который действительно высок. При этом рейтинг одобрения всех других элементов власти кроме Путина – правительства, премьер-министра, губернаторов, мэров, Госдумы и «Единой России» в последнее время резко упал и вернулся на докрымский уровень.

Учитывая опыт выборов всех предыдущих лет, можно говорить, что власть столкнется с серьезными проблемами, связанными с большим запросом населения на протестное голосование.

ПОЧЕМУ ОБРУШИЛСЯ РУБЛЬ

Несмотря на разные попытки импортозамещения, импорт составляет огромную долю в корзине нашего потребления и по питанию, и по одежде, и особенно по лекарствам. Поэтому обрушение рубля сократило реальную покупательную способность людей наполовину и больше.


И выхода из этой ситуации нет, потому что обесценивание рубля никак не связано с ценой на нефть. Хотя для людей – это понятная «объяснялка»: нефть упала и рубль за ней.


Но чтоб вы понимали, – все что выше цены 50$ за баррель нефти изымается в виде налогов в бюджет. Но при этом расходы бюджета не сокращаются. Для того, чтобы поддерживать расходы на старом уровне, приходится тратить средства Резервного фонда. Цена на нефть в общем влияет только на одно – на скорость расходования Резервного фонда. Соответственно девальвации от такого фактора физически быть не могло.

Напомню, что в 2008 году падение на нефть было более глубоким: с 142$ до 35$ за шесть месяцев. Но такой девальвации не было, хотя средства, которые ЦБ затратил на поддержание курса были сопоставимы и тогда, и сейчас.


В чем проблема? Проблема в том, что основным драйвером роста нашей экономики в предыдущие годы были не цены на нефть, а массовое привлечение «дешевых» частных займов на западе.


Это был не государственный долг. Госдолг у нас действительно низкий, и власти этим постоянно хвастаются. Но это был долг крупных корпораций и банков, в основном государственных, который к лету 2014 года достиг почти 700$ млрд.

Значительная часть этих долгов была короткими, и как только летом 2014 года объявили санкции, то мы оказались в серьезнейшей кредитной блокаде. Мы больше не можем занимать. Даже те компании и банки, которые не попали в санкционный список, попали под «осмотрительность». То есть западные финансовые институты на всякий случай перестали кредитовать и их.

Короткие займы нужно было отдавать очень быстро, новые мы взять не могли.


Была надежда, что нас спасет Китай, но Китай явно не собирается этого делать.


И всего за полтора года с июля 2014-го по январь 2016-го года отток валюты в виде выплат по кредитам составил 200 млрд долларов. Это создало колоссальное давление на рубль, поэтому он обрушился сильнее чем в 2008 году.

ПРО ЧИНОВНИКОВ И «МЕДНЫЕ ТРУБЫ»

Мы никогда не предлагаем и не говорим: поставьте вместо Путина, например, Милова или Касьянова и все сразу будет здорово. Мы говорим, надо менять систему. Нужна конкуренция, открытая и свободная, со свободной прессой, со свободным обсуждением мнений. Нужна сменяемость власти. Люди не должны находиться у власти по 15 лет.


Действительно, риск того, что политики находясь у власти, со временем портятся – огромный. Это специфика профессии. Но это означает только одно – требование к обществу – «не спать».


Политиков можно заставлять работать эффективно только постоянным вниманием к тому, что они делают, и выставлением им оценок на выборах. Есть простая формула: если ты не занимаешься политикой, она займется тобой. Придет и вырубит деревья в твоем парке, построит в твоем дворе торговый центр.

ПРО НАЦПРЕДАТЕЛЕЙ И АГЕНТОВ ГОСДЕПА

На встречах мне постоянно задают вопрос: «а почему вы американский шпион»? Я отвечаю: в мире есть три основных центра влияния – это запад, исламский мир и Китай. Выбирайте какой, хотя бы вам не противен. Выясняется, что любителей Китая и исламского мира у нас в стране нет.


Наш народ, и это видно по соцопросам, может быть сильно не любит Запад, но одновременно есть запрос, чтобы с ним помириться. Многим не нравится то, что мы рассорились со всем миром.


В этой ситуации мы прагматично говорим, что демкоалиция – это те люди, которые выстроят с Западом нормальные отношения.

ПРО МЕНЬШИНСТВО И РАБОТУ В ДУМЕ

Если мы пройдем на выборах в Госдуму и у «Единой России» не будет большинства, то мы вместе с коммунистами очень быстро отменим, например, дотацию на пропаганду в СМИ и вернем прямые местные выборы. Это даст нам возможность очень сильно расширить операционное пространство даже без всякого большинства.

Даже сегодняшняя дума, которая абсолютно зависима от Кремля, приняла федеральный бюджет с рекордно низким числом голосов, еле-еле преодолев планку в 226 голосов. То есть все фракции, даже лояльные, голосовали против принятия бюджета. А представье, если у них не будет большинства, тогда и у фракции в 20 человек появляются реальные возможности для политики. У нас есть планы, как этим пользоваться.


В целом картина для нас очень сложная, и то, что мы проиграем и ничего не добьемся – в этом есть огромная вероятность.


Но есть и другая вероятность, и мы настроены на нее работать. 

Система Orphus Добавить новость



Вернуться в раздел



Реклама




Комментарии


загрузка...









загрузка...




загрузка...