Сегодня: суббота, 10 декабря 2016 г., 02:12
 
Реклама
16 ноября 2012, 00:08 | Комментарии (0)

Человеку не важно, как называется партия, главное, чтобы она помогла решить его проблему

— Что фракции «Справедливая Россия» удалось сделать за 9 месяцев работы в Госсовете V созыва?

— Одно из главных, что нам удалось сделать, — это в опосредованном виде принять закон об уполномоченном по правам человека и по правам ребенка. Поначалу власть отклонила наш законопроект. Но через неделю выступил Путин, который сказал, что в каждом регионе должны быть уполномоченные. Нашу инициативу сразу перехватил Минюст Чувашии, представители «Единой России». Хотя мы готовили законопроект и отстаивали его.

Второе, что мы сделали, — не допустили раскола фракции. Понимая, что мы собираемся активно заниматься законотворческой деятельностью, партия власти пыталась развалить «Справедливую Россию». Работали с каждым членом фракции: с Семеновым, Михайловым, Николаевым, Лукиным. К ним поступали предложения выйти из фракции, написать заявление. Это было тяжелейшее давление.

— Зачем же им это нужно? Единороссы и так в безоговорочном большинстве.

— Они хотят быть уверены, что никто не встанет у них на пути во время принятия тех или иных законов. А фракция «Справедливая Россия», как известно, одна из самых профессиональных. Мы часто выступаем со своими инициативами и имеем свою позицию.

Вчера, например, я выступил с критикой нового теста Конституции: у нашей Республики исчезло название государство. Чувашия стала просто республикой. Башкирия от этого отказалась, Татарстан тоже, в их конституциях предусмотрено определение «государство». А наш реальный суверенитет становится все меньше и меньше. Кто голосовал «за»? «Единая Россия».

— Насколько мне известно, вы активно занимаетесь проблемами собственников и нанимателей жилья. Можно узнать подробнее о законопроекте защищающем их права?

— Работа по законопроекту «О внесении изменений в Закон ЧР «О защите прав граждан - участников долевого строительства многоквартирных домов...» ведется уже длительный срок. Мы вносили его уже три раза, но нам не дают его принять.

В своем законопроекте мы утверждаем, что необходимо помогать обманутым дольщикам материально. Нами была установлена норма — 14 кв м на человека. Предполагалось, что, если человек лишится этих средств, то государство должно материально помочь людям. Это не наша придумка, а опыт многих регионов. Поскольку обманутые дольщики есть везде. Мы наблюдали, как ведется работа в Татарстане и в Самарской области. В последнем регионе, например, просто взяли и выделили на обманутых дольщиков 2,5 миллиарда рублей. Люди получили жилье. Однако так не напасешься бюджетных средств, нужны и другие способы решения проблемы. Одновременно с материальной помощью в Самарской области разработали систему жесточайших мер отслеживания компаний, которые обманывают дольщиков. А самое главное, то, что есть и в нашем законопроекте, — ввели страхование денег, которые люди вкладывают в долевое строительство. И страхование самих компаний, которые занимаются строительством.

Когда речь идет о таких важных вопросах, как жилье, здесь ведь должно быть предусмотрено все. И страхование основных фондов, и исследование независимых экспертов материального состояния застройщиков, и максимальная защита людей. А у нас сейчас заключаются предварительные договоры при уставном капитале фирмы в 10 000 рублей. Граждане считают, что власть непременно защитит и не даст обмануть их. Но государству, как правило, просто нет до них дела.

Власть Чувашии, вследствие нашего давления, приняла свой закон, но с материальной точки зрения он очень мало помогает людям. По проекту бюджета на 2013 год обманутым дольщикам выделяется 10 миллионов рублей на частичную компенсацию процентов по полученным кредитам для дольщиков и социальное жилье.

— Какова вероятность того, что ваши инициативы приобретут статус законов?

— Вероятность, конечно, очень маленькая. Но в любом случае, мы должны предлагать законопроекты, даже зная, что они обречены. Поскольку у нас есть предвыборная программа, и мы должны отчитаться по ней перед людьми.

— Имеет ли смысл отстаивать инициативы, объединившись с другими оппозиционными фракциями?

— Если рассуждать старыми терминами, сейчас — национально-освободительный этап борьбы. Это борьба за отстаивание элементарных демократических прав. Чтобы, например, не запрещали собираться возле дома, как предлагается в законопроекте «О митингах». Вместе с КПРФ и ЛДПР фракция «Справедливая Россия» вне плана внесла свой законопроект. И здесь мы, конечно, объединяемся. Поскольку у всех одинаковые требования. То есть на этом этапе мы работаем и будем работать совместно.

Конечно, подчас внутривидовая борьба, даже тяжелее, чем между различными видами. Это просто закон природы. Поэтому среди оппозиционных партий и ее лидеров не менее жесткая конкуренция, чем с партией власти. Но когда речь идет о таких вещах, как свободное проведение митингов, шествий и манифестаций, мы, конечно, должны сотрудничать.

Вот сейчас в Чувашии 18 организаций и партий подали заявление о регистрации. А как они о себе заявят, если запретить публичные акции? Остается только кричать из форточек, что они существуют. Поэтому здесь мы объединяемся не только с КПРФ и ЛДПР, но и с Левым Фронтом, и с «РПР-Парнас», и с «Яблоком».

— Как деятельность фракции «Справедливой России» вне стен Госсовета влияет на увеличение электората?

Я хочу сказать, что настроение людей меняется очень быстро. Одно дело Москва, где на акцию протеста могут выйти до ста тысяч людей. Народ там более подкован в плане информационных технологий, что позволяет собирать такое количество протестующих. В провинции в этом отношении все сложнее. Но в то же время, если речь идет о конкретном вопросе, например, о беспределе управляющих компаний, то степень ярости людей из глубинки в разы больше тех, кто собирался на Сахарова и Болотной.

Если партия попадает в эту струю ярости, если она помогает добиться народу того, чего он хочет, то на какое-то время обретает приверженцев. Однако это, скорее, потребительское отношение. Ведь людям при этом не важно, как называется партия, каких политических идей она придерживается, главное, чтобы она помогла решить его проблему. С таким же успехом это может быть и КПРФ, и ЛДПР, и «Единая Россия». При этом, конечно, явного увеличения электората почувствовать невозможно.

— С чем вы связываете невысокие показатели вашей партии на муниципальных выборах в Чувашии?

— В первую очередь, с низкой явкой. Потому что люди разочаровались во всех партиях, и многие просто не пошли на выборы. А «Единая Россия» имела возможность использовать административный ресурс: «Если я тебя завтра не увижу на выборах, то вылетишь с работы».

Что касается недоверия к остальным партиям, то здесь корни нужно искать в Москве. Оппозиция там выходила на Болотную и на Сахарова, наряжалась, ходила по городу, а люди тем временем где-нибудь в Новочебоксарске сидели возле телевизоров: «О вышли! Молодцы!».

Но итога-то не было. Теперь люди, сидя перед телевизорами в провинции, спрашивают: «Ну и что?» Народ не видит никаких изменений, не верит в то, что может повлиять на ситуацию с выборами. Поэтому просто предпочитает не ходить на них.

Надо отдать должное «Единой России». Она научилась ориентироваться и использовать ситуацию в свою пользу. Ведь оппозиционные партии говорят: «Мы обеспечим контроль на избирательных участках», «Обеспечим наказание виновных». Но нет ни того, ни другого. Ни одного уголовного дела до суда не довели. А партия власти, которая может давить на людей в органах, чтобы они не пропускали такие дела, знает, что это подорвет доверие к оппозиции. У нас сейчас несколько таких дел. По «каруселям» все доказано. Есть фамилии. Но в четвертый раз следователь Сотников по совершенно непонятным причинам отказывает нам в возбуждении уголовного дела.

Но мы будем предпринимать упорные усилия для того, чтобы хотя бы одно дело довести до суда. И тогда мы будем кричать, топать ногами и говорить об этом в газетах.  

Система Orphus Добавить новость



Вернуться в раздел



Реклама




Комментарии


загрузка...









загрузка...




загрузка...