Сегодня: пятница, 9 декабря 2016 г., 22:24
 
Реклама







загрузка...

Мюзикл «Нарспи». Когда классика молодеет

В масштабах целого мира — это «Ромео и Джульетта», в пределах России — «Юнона» и «Авось», в нашей республике — «Нарспи». Истории, которые потрясают тысячи людей глубиной трагедии и всепобеждающей силой любви, рано или поздно переносятся с бумажных страниц на сцену. Но постановка — дело тонкое. Ведь при неумелой подаче идеи даже самое пронзительное произведение может растерять свое обаяние.

Мюзикл «Нарспи» в этом плане тоже был рисковым проектом. Для чувашского народа поэма Константина Иванова — святая святых. Но 24 октября, в рамках юбилейного фестиваля «Чувашия музыкальная» чебоксарская публика в очередной раз смогла убедиться, насколько органично самая известная история любви Чувашии влилась в новый для нее жанр.

Все те же герои, знакомое развитие событий, известный заранее печальный исход — но несмотря на это, от сцены невозможно оторвать взгляд. Первые мгновения мюзикла буквально парализуют слух зловещими звуками. Без лишних слов и объяснений становится понятно, что хотел сказать композитор Николай Казаков, — скоро здесь произойдет трагическое событие.

И вот на сцене появляются обитатели ада, они отплясывают свои бесовские танцы в предвкушении свежей крови. Извиваются, ползают, вызывая у зрителей отталкивающее чувство. Но жизнь в деревне Сильби пока еще течет в привычном для ее жителей русле. Красавица Нарспи, дочь богатых родителей, и добрый молодец Сетнер, живущий с матерю-старушкой, наслаждаются первой любовью. Они поют о своем чувстве и верят, что впереди только счастье.

Что произошло потом, помнят, наверное, все, кто родился и вырос в Чувашии. Нарспи против ее воли выдали замуж за богатого жителя другой деревни Тахтамана. Не выдержав издевательств мужа, женщина отравила его. Но отныне ее душа неспокойна, исчадия ада преследуют ее, заставляя трепетать от страха. Они окружают преступницу, трогают ее волосы, танцуют вокруг нее.

Обессилевшую Нарспи находит в лесу Сетнер. Но злая весть вновь разлучает влюбленных. Сетнер мчится на помощь родителям Нарспи, над которыми решили совершить расправу разъяренные родственники Тахтамана, и жертвует своей головой. Не в силах справиться с горем Нарспи тоже прощается с жизнью. Но мюзикл дарит нам то, чего мы так желали целый век с момента написания поэмы, счастливый конец. После смерти герои встречаются на небе, любовь побеждает зло.

Мюзикл «Нарспи» создан для того, чтобы пробуждать в чувашах чувство гордости за родную культуру. Совместная работа композитора Николая Казакова и поэта, драматурга Бориса Чиндыкова, пожалуй, способна составить конкуренцию даже всемирно известным мюзиклам Эндрю Ллойд Вебера. И дело не только в замечательной, волнующей и затрагивающий все струны души музыке, не только в великолепном либретто. В этом мюзикле прекрасно все. Каждый ее элемент подчинен законам гармонии: песни о любви звучат как звон колокольчика, музыка, характеризующая силы зла раздражает слух басами и гулом, положительные герои одеты в светлое, отрицательные – в темное.

Нарспи в исполении Александры Казаковой действительно хочется верить. Юной артистке удалось понять свою героиню и передать ее переживания. Чистый голос девушки при этом является завершающим и самым важным штрихом образа, он заставляет восхищаться Нарспи, ее внешней и внутренней красотой, ее волей и непокорностью, ее умением любить. Жестокий, бессердечный Тахтаман впечатлил не меньше. Константин Ефремов мастерски показал все самые отрицательные качества своего персонажа. Развязное, самоуверенное поведение мужа Нарспи вызывает настоящее отвращение к нему. Еще более мерзок этот персонаж на фоне благородного и горячего Сетнера, роль которого исполнил Александр Васильев.

Различные средства выразительности прекрасно оттеняют харизму героев. Например, гротескные костюмы персонажей помогают сразу понять, кто есть кто. Наряды Тахтамана и всей его шайки – это что-то среднее между одеждой рэкетиров начала 90, новых русских и чувашей начала XX века. Много блеска и никакого вкуса. Головные уборы чувашских женщин, хушпу, тоже заметно выросли в размерах. А Сетнер и вовсе в джинсах. Что же, это ведь одежда, которая олицетворяет свободу и силу духа.

Декораций немного. Но они очень эффектны. Например, два помоста, расположенные друг против друга, вызывают ассоциации с недоделанным мостом, который не смог соединить Нарспи и Сетнера при жизни.

Мюзикл получился зрелищным. Этому поспособствовали и танцы, и костюмы, и декорации. И, конечно же, эмоции. Но больше всего радует то, что удалось омолодить классику. Сделать ее интересной не только для старшего, но и для младшего поколения. Ведь если публика молодая, значит у мюзикла все еще только впереди. 

Рецензия Мой город Чебоксары©

Система Orphus Добавить новость

18+


Реклама


Комментарии


загрузка...









загрузка...




загрузка...