Сегодня: среда, 7 декабря 2016 г., 13:43
 
Реклама







загрузка...

Почему в России увеличится пенсионный возраст и вырастут пенсионные взносы

6 ноября 2012, 11:38 | Андрей Иванов | Комментарии (0)

В России активно обсуждается пенсионная реформа. Практически каждую неделю какое-нибудь важное государственное лицо выступает либо с оценкой проведенных этапов, либо с предложениями по стратегии.

Не далее как 30 октября премьер-министр Медведев констатировал, что как минимум та часть реформы, которая касалась введения накопительной части пенсии, себя не оправдала. И хотя глава думского комитета по бюджету и налогам Андрей Макаров считает, что попытка менять пенсионную систему раз в пять лет заранее обрекает эту реформу на провал, концепция новой реформы правительством все же предложена.

Предполагается создание трехуровневой модели, введение дополнительных тарифов для работодателей, чьи сотрудники трудятся во вредных и опасных условиях, поэтапное увеличение страховых взносов для самозанятых граждан (это не только индивидуальные предприниматели, но и няни, репетиторы, неофициально работающие охранники, а также адвокаты и нотариусы). Кроме того, речь идет о направлении части накопительной части пенсии «молчунов» на текущие выплаты, увеличении периода дожития, создании механизма, при котором высокооплачиваемые работающие пенсионеры должны будут выбирать между пенсией и работой.

Тем, кто дочитал до этих строк и сохранил ясность мышления, хочется, во-первых, выразить свое уважение, а во-вторых, предложить подумать, с чего это вдруг концепции пенсионной реформы все предлагаются и предлагаются, выглядят все более и более мудрено, и при этом ничего по существу не меняют. То, что хорошо работает, обычно ведь не реформируют.


У любой реформы есть цель. И в данном случае она вовсе не в том, чтобы сделать лучше. Цель реформы – как можно глубже запрятать за мудреными формулировками ее главное содержание: избежать пенсионной катастрофы.


Прежде чем расшифровать, в чем эта катастрофа заключается, придется развенчать пару мифов. Каждый из нас с вами, работающих граждан, ежемесячно отчисляет в пенсионный фонд России около 25% своего заработка. Официально это называется «на свою будущую пенсию».

Так вот, это не так. Мы скидываемся не на свою и не на будущую пенсию, а на нынешнюю пенсию нынешним пенсионерам. Государство может сколько угодно обещать нам именные пенсионные счета, но задайте себе простой вопрос – а кто платит пенсию нынешним пенсионерам? Те, кому сейчас за 60 большую часть карьеры отдали Советскому Союзу, а что случилось с накоплениями того государства, всем хорошо известно. В 90-е годы они платили за счет своих взносов пенсию своим родителям и старшим братьям и сестрам – государство в те годы открыто признавало, что пенсионная система распределительная, а не накопительная. То есть на свою пенсию нынешние пенсионеры просто не успели накопить.

В результате те, кто сейчас работает, должны, во-первых, платить пенсию нынешним пенсионерам, а во-вторых, каким-то образом копить себе на пенсию будущую. Отсюда и увеличение взносов – каждый из нас работает сейчас за двоих. Государство может быть плохим или хорошим, но есть процессы объективные – пенсии не берутся из воздуха. Не хочешь, чтобы твои родители остались без пенсии – плати. Хочешь скопить себе на будущую пенсию – плати.

А теперь о пенсионной катастрофе. Ее причины тоже объективны и лежат в области демографии. Нынешние пенсионеры – это в основном относительно малочисленное военное поколение: в годы Великой Отечественной было не до увеличения рождаемости. Те же, кто сейчас только выходит на пенсию, родились в 50-х годах прошлого века, во времена послевоенного демографического бума. То есть пенсионеров с каждым годом становится все больше и больше.

Теперь о тех, кто платит. В работоспособный возраст вступают нынешние двадцатилетние, родившиеся в «лихие девяностые», когда низкая рождаемость была обусловлена экономическими причинами. Это уже сказалось пару лет назад на системе высшего образования: учить в вузах стало некого, отсюда и сокращения вузов и вузовских кадров. Совсем скоро это скажется и на всей экономике: работающих с каждым годом становится все меньше и меньше.

Так что суть надвигающейся пенсионной катастрофы – простая математика. Пенсионеров станет много, плательщиков взносов станет мало. Государство в такой ситуации должно что-то предпринимать. Проблема, правда, в том, что все решения в этой ситуации плохие. Либо нужно повышать процент взносов с работающих – а это недовольство активной части населения, выливающееся потом в белые ленточки и болотные площади. Не то чтобы сильная угроза, но с Западом после такого общаться сложнее. Либо нужно сделать так, чтобы пенсионеры не стали пенсионерами – то есть поднять пенсионный возраст. А это уже реальные предвыборные риски, ибо старшее поколение – традиционно самый верный и дисциплинированный электорат для действующей власти.

Вот и мечется государство между концепциями, вот и прячет суть пенсионной реформы под сложными формулировками. Попробуй скажи народу прямо: пенсионный возраст повышаем, ставку взноса в Пенсионный фонд увеличиваем. Таких смельчаков в наши молчалинские времена во власти давно уже нет. Смотреть надо не на то, что говорится, а на то, что постепенно, но неуклонно делается. Бензин тоже по десять копеек дорожает, а как увидишь десятилетней давности фотографии ценников на заправках – вот тут и осознаешь масштаб перемен. Так что готовьтесь платить в Пенсионный фонд по сорок процентов от зарплаты, а на собственную пенсию выходить не раньше семидесяти. Лет через десять так и будет. И единственная задача, которую реально ставит перед собой сейчас государство в этой сфере – сделать так, чтобы перемены эти происходили настолько маленькими шажками, чтобы электорат их не замечал.

Система Orphus Добавить новость

18+


Реклама


Комментарии


загрузка...









загрузка...




загрузка...