Сегодня: суббота, 10 декабря 2016 г., 04:20
 
Реклама







загрузка...

Артисту балета можно все

Какое оно, закулисье XVI Международного балетного фестиваля?

Каждый день балетного фестиваля – это настоящее событие и, вместе с тем, огромная работа. В Чувашский государственный театр оперы и балета съезжаются гости из разных уголков страны, и даже мира. Каждые 24 четыре часа власть над сценой берет новый коллектив, почти одновременно с репетициями, обновляются декорации, ставятся свет и звук, меняется атмосфера в зале. Но зритель, пришедший вечером на спектакль, конечно же, не увидит работу театральной кухни, а получит готовый продукт.

Мы решили раскрыть поклонникам балета некоторые секреты закулисной жизни фестиваля и в один из репетиционных дней отправились в театр.  Здесь как раз готовилась к выступлению республика Коми.


Труппа во время репетиции, конечно, не такая нарядная, как на спектакле. Большинство артистов одеты в трико и в футболки, некоторые в специальные тренировочные комбинезоны, но обуты все в пуанты. Пока одни работают на сцене со своим балетмейстером Борисом Мягковым, другие разминаются и болтают о всяких пустяках. И ты понимаешь, что эти полунебесные существа, выделывающие на сцене всевозможные па и элевации, на самом деле обычные люди. Но с более правильной осанкой, изящными силуэтами и с грациозной походкой.

 Посмотреть на работу сыктывкарских коллег пришла хозяйка первого фестивального вечера Елена Лемешевская, хореограф-постановщик балета «Сарпиге». Я говорю ей о том, что после премьеры спектакля «Сарпиге» слышала очень много положительных отзывов. Елена Лемешевская считает, что благодарность зрителей важнее  мнения любого критика: «Вся наша работа – она только для публики. Потому что мы, балетмейстеры, должны видеть  спектакль снаружи, а не изнутри, смотреть на него глазами зрителей. Премьерой балета «Сарипиге» я, конечно же, довольна. Но я не такой человек, который любит купаться в славе, я тут же переворачиваю страницу и иду дальше. Потому что иначе я не продвинусь, буду стоять на месте».

Елена Геннадьевна уверена: огромная заслуга в том, что публика оценила новый спектакль, принадлежит артистам балета, потому что балетмейстеры зависят только от них и только их телами могут сотворить  что-то. Своих артистов хореограф называет соавторами спектакля. «Они приходят в зал, я вижу их глаза – и тут начинается процесс», – рассказывает она.

Конечно, какой бы прекрасной ни получилась постановка в итоге, на этапе репетиций всегда возникают те или иные сложности. По мнению балетмейстера, во время работы над «Сарпиге» самым непростым было то, что музыка редактировалась по ходу действий. Она отправлялась в Москву композитору Анне Стрельниковой, а через несколько дней приходил готовый вариант, и нужно было идти в зал, ставить сцену. «Иногда версия композитора не совпадала с моим видением. И приходилось перестраиваться. Бывало, я заходила в тупик. Потому что очень тонко нужно подходить и к чувашскому фольклору, к менталитету, эстетике, никаких изощрений. К тому же, сцены с чувашскими танцами нужно было сделать с классическим уклоном. Это же не ансамбль песни и пляски, артисты выходят «в пальцах» – приходилось ломать голову», – поделилась Елена Геннадьевна.

 На вопрос о том, есть ли что-то, что необходимо еще доработать в балете «Сарпиге», балетмейстер отвечает, что «нет предела совершенству».  «Артисты каждый раз выходят с новыми эмоциями. И это придает балету стихийность, которая рождает новый спектакль буквально на глазах у зрителя. С каждым новым выходом можно что-то изменять, добавлять новое. Например, буквально за несколько минут до премьеры, мы посоветовали артистам похрапеть в сцене сна. Получилось очень забавно» – рассказывает балетмейстер.

Пока мы беседуем, репетиция балета «Яг-Морт» продолжается. Елена Лемешевская признается, ей очень нравится музыка, написанная композитором  Яковом Перепелицей, она называет ее сильной. Что же самое важное в процессе репетиций? Балетмейстер считает, что не стоит во время прогонов требовать от артистов того, чтобы были полностью заряжены, иначе к выступлению они просто сгорят эмоционально. В процессе репетиций артисты, по ее мнению, должны только начать входить в роль: «Я не требую полной отдачи, потому что знаю, что на спектакле они сделают это. Я сама протанцевала 32 года, и была далеко не паинькой, работая с другими балетмейстерами, поэтому хорошо понимаю актеров. Считаю, что артисту можно все. Он может быть капризным, ленивым, усталым, может задавать кучу вопросов. Потому что он твой пластилин, может слушаться в руках или нет. Но ты знаешь, что, в конечном счете, из него все равно что-то слепится».

Тем временем балет республики Коми делает небольшой перерыв в репетиции. Артисты заходят за кулисы. Жду, пока немного отдышатся, и начинаю беседу с исполнителями партий Яг-Морта Романом Мироновым и Райды Натальей Супрун. Артисты признаются, что немного тяжело репетировать после дальней дороги, но никто не жалуется, они настроены на то, чтобы покорить чувашскую публику. На сцене нашего театра оперы и балета они чувствуют себя вполне комфортно и надеются, что город им тоже понравится. Посмотреть Чебоксары они еще не успели, и собираются сделать это за два часа свободного времени, которые у них будут между репетицией и выступлением.

Во время нашего разговора Наталье и Роману удается развеять мое ошибочное мнение о том, что балетом необходимо начать заниматься в самом раннем возрасте. Если Наталья танцует с 10 лет, то Роман начал свою карьеру только с 19 лет, до этого три года занимался бальными танцами. «Все зависит от самого человека, его стремления, упорства и характера. И, конечно, важны природные данные, если человек талантлив, то его тело раскроется», – полагают артисты.

Перерыв длится всего пять минут. И труппа вновь приступает к репетиции. Работая с артистами, балетмейстер Борис Мягков не скупится на похвалу. Но и без поправок и замечаний не обходится: «Плавнее, плавнее!», «Начинай с плие!», «Молодец, Анечка!». После того, как хореограф заканчивает работу, спешу к нему, чтобы задать пару вопросов.

Борис Мягков – лауреат Государственной премии России,  Заслуженный деятель искусств Республики Коми. Ставит балеты в самых разных регионах нашей страны, а также за рубежом.

Балетмейстер отмечает, что чувашская сцена вполне благосклонна к сыктывкарским артистам. Подготовка идет по плану, хотя есть и свои трудности. «Я поставил спектакль «Яг-Морт» 7 лет назад, и с тех пор ребят не видел. Буквально 2 недели назад вернулся из Перу, где ставил «Золушку». Случайно узнал, что в Чебоксарах будет проходить  фестиваль, и позвонил сюда, к своим друзьям, мне сказали, что республика Коми представит балет «Яг-Морт». Решил, что мое присутствие здесь необходимо. На совместный прогон у нас всего два часа. Конечно, ребята репетировали и отдельно, но у меня более свежий взгляд. Все, что мог им дать за эти два часа, я дал».

Борис Иванович рассказывает, что он периодически пересматривает балет «Яг-Морт», и ему не стыдно за свою работу. На вопрос о том, какое самое главное требование он предъявляет к своим подопечным, отвечает, что «должна быть любовь к работе и полная отдача». «Я хочу, чтобы у артиста было не механическое отношение ко всему, что он делает, а сознательное. К сожалению, иногда молодые артисты больше обращают внимание на технические моменты: эффектно выпрыгнуть, сделать больше пируэтов. А главное – образ, идея спектакля», – рассказывает балетмейстер.

Интересно, что Борис Иванович на этом фестивале как к родному относится не только к балету «Яг-Морт», но и татарскому «Шурале», и к чувашскому «Сарпике». Он сотрудничал с театрами всех республик-участниц фестиваля. А в Чебоксарах в свое время поставил целых три спектакля: «Конек-Горбунок» Родиона Щедрина, «Дама с камелиями» Джузеппе Верди, «Свет вечерней зари» Аниты Лоцевой. «Это замечательно, что возникла идея собрать на одной сцене национальные балеты, и что она осуществляется. Я надеюсь, что такие фестивали будут повторяться и развиваться. Потому что на данный момент только три республики показывают свои спектакли. А я посчитал, в средней полосе России должно быть семь регионов: это Коми, Удмуртия, Марий-Эл, Мордовия, Башкортостан, Татарстан и Чувашия. Но не у всех имеются национальные балеты. Конечно, отрадно, что свой спектакль есть у вашей республики. Я видел балет «Сарипиге», хорошо сделано, мне понравилось», – подытожил Борис Мягков.

 

 

Система Orphus Добавить новость

18+


Реклама


Комментарии


загрузка...









загрузка...




загрузка...